Не покидай меня любовь моя стих


,
Отринуты, отчуждены без всякой жалости великой преградой.
Я деньги свои зарыл в не покидай меня любовь моя стих землю грехами,
Подобно потерявшему залог [рабу] неправедному,
Как показано это в Евангелии.
Но Ты, о Боже, Боже духов и всякой плоти, –
Согласно исповеданию богоблагодатного, –
Долго терпеливый и многомилостивый, –
Согласно слову Ионы святого, –
Даруй мне [возможность] завершить,
Во угождение благословенной воле Твоей,
Начатую [мной] молитвенную книгу сих песнопений скорбных.
И, засевая слезами слов моих ступени предстоящего мне пути
В уготованные [тобою] чертоги [беспорочные],
[Да] подоспею я к окончанию сбора урожая
[И да] вернусь с стих радостью полного очищения от грехов –
Сим блаженным плодом из снопа [Твоей] благостыни.
Не дай мне, [всемилостивый], чрева сердца бесплодного, как Израилю,
И иссякнувших слезников очей,
Услышь, о могучий и милосердный, меня – одаренного разумом молящегося,
Прежде, чем услышит небо, а небо [услышит] землю,
А [земля услышит] хлеб, и вино, и елей,
А сии [услышат] Изреель,
Ибо мольбы небожителей, что при Тебе,
Целительнее влияют на мою душу,
Нежели на стихии губительные.
Ты – Творец, а я – глина,
Окажи мне, колеблющемуся,
По окончании молитвенных этих стенаний
Благоволение окрепнуть здесь,
Дабы, когда разверзнутся небеса вышние,
Не оказался я непригоден обладать светом [небесным |,
Подобно воску свечи, что тает [от огня],
Обращается в ничто.
Моя душа – [душа] нищего, как молитвенно вопиет певец,
И моя сила – [сила] изнемогшего,
И моя жизнь снедаема угрызениями совести, –
Но не трудом перенесенных тягот молю я Тебя:
Прими в залог мои молитвы
И подай милостыню Твоего прощения,
Прими малое от меня, слабого
И подари великое от себя – могущественного,
Укрепи мое слово раскаяния,
Ниспослав и вложив в него дух заповедей богодухновенных,
Даруй мне, о благодетель, свет истины притчи Исайи,
Поднеся мне, достойному смерти,
Вместо презренного гласа моего естества из меди
Злато Твоей благодати,
Вместо неприглядного черного железа моей [порочности]
Знак добродетели – сверкающую огненно-красную медь Ливана,
Почему столь ожесточаешь мое сердце – [сердце] ничтожного,
Что не боюсь я Тебя, о неисповедимый и страшный?
Да не останусь я бесплодным в малых трудах своих,
Подобно беспечному сеятелю на неплодоносной земле!
Да не доведется мне страдать от мук родовых и не родить,
Скорбеть и не прослезиться,
Размышлять и не вздыхать,
Затуманиться и не пролиться дождем,
Идти вперед и не достигнуть,
Мне призывать и Тебе не слышать,
Просить с покорностью и остаться без внимания,
Стонать и не сострадать,
Молить и ничего не получить,
Приносить жертву, но не сжигать ее,
Увидеть Тебя и уйти с пустыми руками.
Услышь меня прежде, чем я обращусь
К Тебе, единственно могущему, за помощью.
Не воздай мне, злотворцу, карой вечных мук
По числу дней моих прегрешений.
Оживи меня, сочувствующий,
Услышь меня, милосердный,
Окажи сострадание, о благий,
Пощади, о долготерпеливый,
Защити, о прибежище,
Облагодетельствуй, о крепкий,
Освободи, о вседержитель,
Дай жизнь, о возрождающий,
Подними меня, о страшный,
Просвети [меня], о небесный,
Исцели, о все умеющий,
Очисти от грехов, о неизреченный,
Награди [меня], о щедрый,
Укрась милостями, о независтный,
Примири, о не ведающий пороков,
Прими, о немстительный,
Очисти от долгов, о благословенный;
Коли, устремив взор мой [в будущее],
Я увижу предуготованные мне в день смерти две опасности,
Взгляд Твой будет спасением, о упование и защитник.
Коли, взглянув ввысь, я увижу ужасный путь,
На коем уловляются [души] всех [умерших],
Пусть встретится мне на нем с лаской Твой ангел мирный,
Яви мне, о Господи, в день, когда испущу я последний свой вздох,
Летящую в свете чистую душу [кого-нибудь] из небесных угодников Божьих,
Которая подоспеет с даром любви Твоей.
Быть может, в сопутники мне пришлешь
Одного из праведников своих совершенных,
Даруешь мне, нечестивому, в день отчаяния нежданную милость?
Да не допустишь Ты, о благословенный,
Ты – спасение всех,
Дать зверя жестокого в проводники Твоей паршивой овце.
Для меня, умершего в грехах, Ты – жизнь беспорочная,
Для меня, погрязшего в долгах, Ты – спасение.
Можешь ли Ты забыть благодеяние, о души моей оплот,
Пренебречь милосердием, о попечитель,
Изменить человеколюбию, о неизменный,
Отказать в возрождении, о нескончаемый,
Отречься от милосердия, о плод блаженный?
[Можешь ли] дать увянуть прелестному цветку благоволения своего;
Опорочить благородную суть Твоего могущества,
Преобразить славу волос Твоего величия [2],
Не сохранив прекрасного украшения – сияющего Твоего венца?
Если милосердие – это блаженство,
А Ты – это царство, полное жажды [милосердия],
Ужель не всем даруешь спасение,
Не предложишь бальзама для [исцеления] ран,
Не зарубцуешь язвы, не окажешь помощи мне – слабому,
Не возжжешь света во тьме для меня, уповающего на могущество Твое,
О дарующий жизнь вселенной?
Один лишь Ты обладаешь славой по своему естеству и нескончаемо вечен,
Что признано всеми, о трижды благословенный и приснохвалимый
Далее ведомых пределов вечности. Аминь!

 

 

 

Глава 3

Слово к Богу из глубин сердца

1

Господи, Господи мой, Податель щедрот,
Благий по естеству, равно властвующий над всеми,
Единственный Творец всего из ничего,
Прославляемый, Неисповедимый,
Страшный, Удивительный,
Ужасный, Могучий,
Суровый, Непонятный,
Недоступный, Непостижимый, Непознаваемый,
Неизреченный, Незримый,
Невидимый, Неосязаемый,
Неуловимый, Безначальный, Предвечный.
Ничем не затуманенное Знание,
Видение, не ведающее колебаний,
Истинное естеством Своим,
Высокое [пребыванием в небесах]
И низкое [пребыванием в преисподней],
Восхваляемое Бытие,
Рассвет без тени,
Сверкающий Луч,
Свет исповедуемый,
Упование без сомнений,
Покой нерушимый,
Печать неизменная,
Прозрение, не знающее границ,
Имя признанное,
Вкус сладостный,
Чаша радости,
Хлеб, укрепляющий души,
Любовь неиссякающая,
Обещание, не вызывающее сомнений,
Покров желанный,
Облачение неотъемлемое,
Риза вожделенная,
Украшение славы,
Вспомоществование великое,
Прибежище восхваляемое,
Неиссякаемая Благодать,
Неубывающее Сокровище,
Нетленный Дождь,
Роса предрассветная,
Елей, изливающийся на всех,
Безвозмездное Врачевание,
Двукратно дарованное Здоровье,
Величайшее Ободрение,
Необманный Призыв,
Благовествование всеобщее,
Царь, почитающий рабов,
Нищелюбивый Защитник,
Вечно богатый Даритель,
Шествие беспрепятственное,
Нерушимое Повеление,
Вечная Надежда,
Долговидящий Взгляд,
Дар без сожаления,
Всем раздающая Десница,
Рука правосудная,
Око беспристрастное,
Глас надежды,
Весть утешения,
Послание радости,
Имя, жизнь означающее,
Перст попечительный,
Исход безошибочный,
Провидение непогрешимое,
Воля животворящая,
Нелукавый совет,
Почесть, не вызывающая зависти,
Изобретательность бескрайняя,
[Но и] строгий Предел,
Ненаходимый След,
Невидимая Стезя,
Образ неизмеряемый,
Количество беспредельное,
Изображение бесподобное,
Сострадание несравнимое,
Благость многообильная,
Смирение торжественное,
Поцелуй спасительный.
И еще много других благолепных слов.
Кроме этих можно Тебе посвятить, – о Боже,
Благословенный и восхваляемый,
Величаемый и проповедуемый,
Благовествуемый и превозносимый,
Возглашаемый и повествуемый.
О Ты, чья воля не знает ошибок, исполняя наши мольбы.
Потоки благости, излитые Тобою на нас,
Я разъясню в дальнейших моих речах,
Кои побудят Тебя, о блаженство,
Возрадоваться моему спасению,
Как если бы Ты взалкал вкусить неких сладостных яств,
Но не потому, что суетным гласом моим
Обретешь Ты [новую] славу,
А потому, что малую молитву мою
Сделаешь причиной спасения великого.
2

Эта заповедь новая – книга скорбных песнопений
Сочинена для живущих на земле [людей] всех возрастов,
Для всего множества рассеянных по миру христиан.
И как хорошо осведомленный о страстях каждого соучастник
Показует [людские] пороки, подобно картине укоряющей:
И тем, что в первую пору жизни вступили,
И тем, что находятся во второй, именуемой возмужалостью,
И старцам немощным, чьи дни подходят к концу,
Грешникам и праведникам,
Гордецам самодовольным и тем, что корят себя за прегрешения,
Добрым и злым,
Боязливым и храбрым,
Рабам и невольникам,
Знатным и высокородным,
Средним и вельможам,
Крестьянам и господам,
Мужчинам и женщинам,
Повелителям и подвластным,
Вознесенным и униженным,
Великим и малым,
Дворянам и простолюдинам,
Конным и пешим,
Горожанам и селянам,
Надменным царям, коих держит узда страшного,
Пустынникам, собеседующим с небожителями,
Дьяконам благонравным,
Священникам благочестивым,
Епископам неусыпным и попечительным,
Наместникам [Божьим] на престоле патриаршем,
Кои раздают дары благодати и рукополагают.
Одним – дабы молитвенно просили [за меня],
Другим – для благих увещаний,
Всем им подношу я свою книгу в виде молитв,
Начатую силой [Святого] Духа Твоего,
Споспешествованием коего я представлю в порядке
Мольбы многообразные,
Дабы с ее помощью просимое каждым из них
Постоянно представало пред милосердием Твоим, о Великий.
3

Исцели души тех, кто читает ее с сердцем чистым,
И очисти их от преступлений,
Освободи от долгов и избавь от уз грехов,
Да прольются обильные слезы у тех,
Кои будут наставлены ею,
И да будет даровано чрез нее желание раскаяться.
Пожалуй и мне вместе с ними, о Господи, от себя волю к покаянию,
А [их молитвы], спетые гласом моим,
Да обретут дух, приятный и желанный [Тебе].
Да будут дарованы мне этой книгою их мольбы,
И да обратятся стенания их момми словами
В воскуряемый Тебе ладан,
И на вкусившем устами эти скорбные песнопения
Да упокоится Дух Твоей благодати.
Коли встретятся со мной благочестивые,
Дабы предстать [пред Тобою] с [молитвами] сими,
Прими и меня – [умершего]
Вместе с ними – живыми по милосердию Твоему;
Коли скорбные слезы, святые дары приносящие,
Прольются из глаз [молящихся по этой книге],
Да сподобишь Ты, о попечитель, и мне ороситься дождем.
Коли написанные [мною молитвы] помогут спасению тех,
Кто приобщится к этим животворным чувствам,
Сделай волей своей, о благословенный,
Дабы и меня причислили [к ним];
Коли у кого-нибудь благодаря книге этой
Родятся из глубин сокровенных стенания,
Тебе, о Боже, угодные,
Пусть, о всевышний, вместе с ним это принесет пользу и мне;
Коли протянется к Тебе чистая рука с ладаном благовонным,
Пусть будет присоединен к ней глас мой и просьбы других молящихся,
Кои прежде были обращены [к Тебе];
Коли с моими родятся другие молитвы многообразные,
Пусть будут и мне Тобою [они] дарованы повторно;
Коли эта моя словесная жертва будет угодна Тебе и приятна,
Пусть Тобою [к ней] будут присоединены и [дары] предшественников;
Коли кто падет духом от скорби и ослабеет,
Пусть в надежде на Тебя снова встанет он,
Опираясь на стенания сии;
Коли упования столп до основания будет разрушен грехами,
[Из этих молитв], как бы из слитных камней,
Твоей десницей вспомоществующей вновь воздвигни его;
Коли вервие надежды будет рассечено, разрезано мечом грехов,
Соедини его снова волей Твоей, вседержитель, еще прочнее скрепи;
Коли кто-нибудь будет объят смертельно опасным пороком души,
Да обретет он спасение в надежде на жизнь,
Молясь по этой [книге] Тебе, о Животворец;
Коли чье-либо сердце будет уязвлено муками сомнений,
В благоволении своем исцели его для жизни этими молитвами;
Коли из-за грехов губительных, неискупимых
Кто-нибудь низвергнется в глубины бездны,
Да вернется он к свету при вспомоществовании Твоем;
Коли из-за козней темных [сил] кто-нибудь попадет в опасность,
Погрузившись в обманчивый сон,
Вновь укрепи, о Ты – упование единственное,
Укрывающегося под Твоим [безопасным кровом];
Коли ослабеет броня чаяний чьей-либо души,
Благоволи, [Господи], чрез посредничество этих [молитв]
Своей рукою восстановить ее прежнюю прочность;
Коли кто-нибудь станет блуждать без попечения блюстителей,
Да обретет он [молитвами] этими
Надежду на скорое Твое возвращение, обновитель;
Коли жар дьявольской лихорадки, которая вызывает трепет,
Возмутит [страхом] чью-либо душу,
Да опомнится он чрез [молитвы] сии,
Исповедуя и поклоняясь таинству знака распятия Твоего;
Коли разрушающий ветр бури неправедности
Нежданно ударит в море житейском
По остову тела человека,
Успокой его там крылами кормила сего,
Что принадежит Тебе.
4

Да обратишь Ты в живительное снадобье
Для исцеления страданий души и тела
Эту книгу расположенных в порядке плачей,
Что начата во имя Твое, о всевышний.
Начатое мною Ты заверши, и пусть смешается Дух Твой с нею,
И дыхание могущества Твоего, о великий,
Да сольется с творением, дарованным мне Тобою,
Ибо Ты даешь силу сердцу, потерявшему надежду,
И принимаешь славу от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 4


Слово к Богу из глубин сердца


1

И поелику я начал разговор с Тобою,
Что держишь в руках [своих]
Дыхание жизни моей многогрешной души,
То поистине трепеща и содрогаясь в великом смятении,
Я страх непрестанный испытываю,
Ибо грозен Ты и непостижим,
Недоступен определению словом,
Ты – память неотступная в своем нелицеприятном суде,
На коем осуждены будут мои грехи,
О Творец небес и земли.
И нет исцеления многоопасным и жестоким,
Не поддающимся врачеванию ранам моим,
Кои причинил мне язвящими укусами клыков пасти [своей]
Смертоносный, уловивший душу мою [мне] на погибель,
Тем паче что, как сказал притчеслов,
В день борьбы не найти ответа
Ни словами оправдания,
Ни одеянием укрывающим,
Ни лицемерною личиною,
Ни речами, внешне пристойными,
Ни видом, что никогда не обманет,
Ни лживым порядком слов,
Ни бегством стремительным,
Ни тем, что обернешься спиной,
Ни челом, приникшим к земле,
Ни устами, припавшими ко праху,
И ни тем, что укрылся в глубинах земли,
Ибо обнажено пред Тобою сокрытое и очевидно невидимое.
Добродетель моя, все уменьшаясь, совсем исчезла,
Грехи стали явными и постоянно растут,
Бедствия мои непреходящи, и я погиб.
Вес праведных [дел] моих уменьшился,
А неправедных – тотчас увеличился,
Плоды добра растаяли, а прегрешения поднялись столпом,
Залог потерян, и печать судебная уже ныне найдена,
Подписано заемное письмо смерти,
А благовествующее завещание искажено,
Благодетель скорбит, искуситель же радуется,
Сонм ангелов печалится, а сатана, ликуя, пляшет,
Небесное воинство плачет, а преисподняя веселится,
Изобилие припасов [я отдал] убийце,
А сокровища постящегося разграбил,
Стал на сторону чужака и предал дар создателя,
Позабыл благодеяния Творца, а сети губителя сохранил,
Милости спасителя презрел и возвеселил Велиара,
Замкнул я источник жизни,
И ржавчина гордеца поразила меня – немилосердного.
2

Днесь, поистине, не желанней ли,
Согласно пророческой книге провидца [1],
Никогда не быть созданным в утробе [матери]
И не обрести образа [человеческого] во чреве,
Не появляться в [муках] родов
И не достигнуть света жизни,
Не быть вписанным в число людей
И не вырасти, не возмужать,
Не украситься благолепием лица
И не обрести способности говорить,
Нежели быть захваченным [в плен] грехами,
Столь жестокими и ужасными,
Что расплавится даже твердь скал,
Не то что [слабое] тело?
3

Даруй, о благий, молю Тебя, даруй мне милосердие,
Кое Ты сам, от Себя, Своим словом положил нам, о Боже, говоря:
«Поднесите дар сей Богу во имя спасения великого и да будете святыми,
Ибо я милости хочу, а не жертвы» [2].
Днесь вознесись вновь, воскуряемый ладаном сего напамятования.
Ты, [о Боже], что всем обладаешь.
Все от Тебя, и слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 5


Слово к Богу из глубин сердца


1

И вот я, человек земнородный,
Погрязший в суете бренного мира
И одурманенный вином обманчивого безумия, –
Я непрестанно лгу и никогда не говорю правды
Как же, с каким лицом дерзну я,
[После того как] перечислил выше
Мои заслуживающие хулы свойства,
Предстать пред судом Твоим,
О правосудный, страшный, неизреченный,
Неисповедимый, могучий [Господь] – Бог всех?
Ибо, сопоставляя здесь, в этой [книге],
Неблагодарность грешной души моей с Твоими благодеяниями,
Я покажу, что Ты всегда могуч в правоте своей,
[Тогда как] прегрешения мои навеки осуждают меня,
Хотя Ты и помог мне, слабому,
Сотворив меня своей рукою – [рукою] всевышнего по образу Твоему.
2

Ты украсил меня словом,
Даровал сияние дыхания [жизни],
Обогатил мудростью,
Вырастил в разумении,
Укрепил ведением,
Отделил от прочих животных,
Наделил душой познающей,
Одарил естеством самовластным.
Ты родил, как отец,
Вскормил, как кормилица,
Пестовал, как опекун,
Насадил меня, нечестивого, у себя во дворе,
Полил водою живою,
Очистил росою купели,
Укоренил водою жизни,
Хлебом небесным накормил,
Божественной кровью своей напоил,
Приобщил к недоступному и непостижимому;
Моим очам – [очам] земнородного –
Дозволил отважиться смотреть на Тебя,
Облачил меня в славу света Твоего,
Допустил воздеть к Тебе
Бренные пальцы моих оскверненных рук;
Мой недостойный прах смертного
Ты удостоил быть словно отблеском света [Твоего];
Отца Твоего, могучего, страшного, благословенного,
Ты, по человеколюбию, определил быть отцом и мне, недостойному.
И не опалились полные суетности уста мои,
Когда призывал Тебя как сонаследника;
Не укорял Ты меня,
Когда я дерзал приобщиться к Тебе;
И не помрачался свет в очах моих,
Когда на Тебя я взор устремлял;
И не изгонял Ты меня, заключив в ковы,
Вместе с приговоренными к смерти;
И не изувечил Ты ладонь руки моей,
Что, оскверненную, к Тебе я протягивал;
И не раздробил суставы пальцев моих,
Что осязали слово жизни Твое;
И не окутало меня облако,
Когда я приносил Тебе жертву, о страшный;
И не сокрушил зубы мои,
Когда, [причащаясь], жевал я Тебя, беспредельный;
И не пошел Ты в гневе наперекор мне,
Идущему наперекор воле Твоей,
Подобно заблудшему дому Израиля;
Не посрамил меня, недостойного, в свадебном чертоге Твоем
Во время пения и танцев;
Не стал укорять меня, неправедного,
При виде нищенского моего облачения;
И меня, связавши мне руки и ноги,
Не прогнал вон, «во тьму внешнюю».
3

Приняв все это множество благодеяний
И всепрощающее долготерпение
От Тебя, о благодетель, милосердный всегда и во всем,
Я, убыточный должник,
Обуреваемый неистовыми,
Полными всяческих заблуждений страстями,
Воздал Тебе бесчисленными и многообразными
Преступлениями, плотскими и духовными, –
Вот чем, о Бог мой и Господь, отплатил я Тебе
После стольких милостей.
Так воздал я Тебе злом, согласно укоряющей притче моисеевой [1],
Я, позабывший благоразумие и возлюбивший безумие.
Все эти несметные благодеяния и милости
Я, неправедный, уничтожил суетным поведением своим;
Этот неизреченный свет благодеяний,
Собранных вместе Твоим попечением,
Я развеял в вихре безумия, о всевышний.
И хотя не единожды давал Ты мне знать,
Протягивая попечительную руку, дабы привлечь меня к себе,
Однако не склонился я,
Подобно Израилю, осужденному пророком [2],
И хотя обещал, согласился я угодить Тебе,
Однако не остался верен этому обету,
А вновь стал творить то же зло,
Вернувшись к прежнему образу [жизни].
Возделал ниву сердца моего терниями грехов,
Породившими [лишь] плевелы.
Мне подходят Богом внушенные притчи святых пророков,
Ибо Ты ожидал от меня винограда,
А я вместо него дал разрастись волчцам;
Я превратился в невкусный, горький плод
Отчужденного моего сада;
Я покорился переменчивому ветру,
Что, вечно колебля, несет меня своевольно,
Как речет Иов блаженный,
Я пошел в путь невозвратный
И на песке построил здание безрассудства своего.
Страстно желая достичь царства жизни [небесной],
Я был обманут широкой стезею.
Заградив сам себе дорогу,
Своей волею открыл бездну погибели.
Я заткнул окна моих ушей,
Дабы не принять Твоего слова жизни,
Я закрыл зрячие очи души моей,
Дабы не увидеть снадобья жизни.
Я не очнулся от расслабляющей дремоты и оцепенения
При гласе трубы, [возвещающей день] страшного суда,
Я не стал бодрствовать, [услышав] плачевную весть
О дне избрания чрез испытание огнем.
Так никогда и не проснулся от дурмана смертоносного сна,
Что предвозвещает погибель.
Я не дал отдохновения Твоему Духу в скинии моей телесной;
Я не примешал к духовному своему естеству
Части дарованной Тобой благодати,
Своими руками уготовил я себе погибель,
Умертвив, как речено притчесловом, душу свою живую.
4

И что пользы мне составлять
Эти малые и ничтожнейшие жалостные соразмерные [плачи],
Коли числом своим [грехи] перешли все границы и врачеванию не поддаются?
Днесь в [Твоей воле] даровать жизнь мне, душою мертвому,
И снизойти с милосердием, дабы посетить меня, осужденного,
О Сын Бога Живого, слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 6


Слово к Богу из глубин сердца


1

Однако что хорошего в том или какая мне польза
Продлевать ряд скорбных своих песнопений,
Коли теряю я бодрость,
Вместо того чтобы выжечь гной,
Скопившийся в моих смертельных ранах,
Раскаленным железом слов моих
Или, с отвращением засунув палец [в гортань] и вызвав тем рвоту,
Отрыгнуть бремя скопившихся в сердце недугов,
Кои причиняют душе острую боль.
2

И поелику не оказался я достоин
Хвалиться славою вместе с сонмом святых,
Уста коих полны смеха, а губы – ликования,
Как речено притчесловом [1] и псалмопевцем [2],
Я обращусь к чину второму [3] – к [тем, что] подобны мне,
Упомянув всех их здесь,
Хотя при сопоставлении [их поступков] с моими – неправедными,
Даже они окажутся выше меня,
Как раскаявшиеся пред нераскаявшимся.
Удостоился празднеств Манассия [4],
Чьи прегрешения были меньше, чем мои;
В сравнении с наглым моим криводушием
Удостоился почтения даже фарисей [5];
В сравнении со мною, безвозвратно нарушившим обет,
Удостоился похвал и блудный сын;
В сравнении со мною, подлым, не помнящим благодеяний,
Удостоился быть упомянутым лицемерный сын Амасии;
Удостоился благословения разбойник, как обвинитель неверующих;
Была почтена и блудница – праматерь [всех] кающихся.
Я восстал против Тебя, о создатель, с яростью не меньшей,
Нежели [ярость] скопищ иудейских;
Я тягался с Тобою не менее [упорно],
Нежели богоборцы,
И не погнушался отречься от Тебя – Творца всего сущего;
Не менее, нежели фараон, я ожесточил естество сердца своего;
Я клокочу подобно морю, возмущаемому бурей,
Я менее устрашен и устыжен суровостью Твоего приказания,
Нежели волны морские – берегом.
Меру тяжести совершенных мною проступков
Можно определить лишь грудой песка:
В неисчислимых скоплениях [его] меньше [песчинок],
Нежели неправедных моих дел.
3

Хотя и очень много песчинок собрано на берегах вод,
Однако им неприсуща способность приумножаться чрез рождение.
Меж тем грехи мои преступные несчетны –
Их невозможно запомнить все.
[Вот] один [грех] с порослью его,
Другой – с отростками его;
Один – с пятнами его,
Другой – с злоключениями его;
Один – с терниями его,
Другой – с корнями его;
Один – с частями его,
Другой – с плодами его;
Один – с членами его,
Другой – с ветвями его;
Один – с побегами его,
Другой – с локтями его;
Один – с когтями его,
Другой – с пальцами его;
Один – с возбуждением его,
Другой – с могуществом его;
Один – с влиянием его,
Другой – со знаками его;
Один – с подобиями его,
Другой – со следами его;
Один – с тенями его,
Другой – с мраком его;
Один – с натиском его,
Другой – с уловками его;
Один – с лукавством его,
Другой – с умыслом его;
Один – с прибежищем его,
Другой – с пределами его;
Один – с бездною его,
Другой – с мерзостью его;
Один – с молнией его,
Другой – со страстями его;
Один – с хранилищем его,
Другой – с сокровищами его;
Один – с [затягивающей] воронкой его,
Другой – с источниками его;
Один – с реками его,
Другой – с раскаленными угольями его;
Один – с пожаром его,
Другой – со стыдливостью его;
Один – с пучиной его,
Другой – с пропастью его;
Один – с жаром его;
Другой – с затмением его;
Один – с громами его;
Другой – с каплями его;
Один – с течениями его;
Другой – с потопами его;
Один – со льдом его,
Другой – с вратами его;
Один – со стезею его,
Другой – с дорогою его.
Плавильная печь и зной ее,
Пламя и языки его,
Вытапливающийся жир и смрад его,
Полынь и горечь ее,
Губитель и подчиненные его,
Насильник и тати его,
Гордец и вооруженные воины его,
Главарь разбойников и шайка его,
Зверь [хищный] и щенки его,
Кусающийся и [следы] укусов его,
Осквернитель и подобные ему.
4

Днесь именно эти [грехи] суть повелители и владыки.
Оскверняющие души всех [людей],
А каждый из них делится на подчиненные части –
Тысячи тысяч и тьмы темен.
Общее же их число может знать лишь тот,
Кто еще не существующее зрит в нас как деяние свершившееся.
И вот, если человек не станет себя обманывать и притворяться
И лицемерно делать вид, что не колеблется,
Но чрез познание самого себя
Почувствует общечеловечность своего естества,
Поймет, что он земнородный, и сохранит в себе меру [совести],
Тогда очевидным станет для него,
Что перечислил я не напрасно
Описанные виды прегрешений;
Не определив даже сущности разнообразных тех заблуждений,
Что кружат в нашем естестве,
Я показал не полностью лишь часть из тьмы злых деяний,
Дабы по ним судили вы о прочих.

Примечания

[3] т.е. к тем кто, согрешив, затем раскаялись
[4] 15 Иудейский Царь. Преследовал "пророков" которые местным культам противопоставляли единый культ Бога Яхве.

 

 

 

Глава 7


Слово к Богу из глубин сердца


1

Но дабы не лишить вас вовсе надежды на спасение
И [не внушить чувства] беэоружности
Пред представленным выше образом
Неисчислимого множества невидимых, противоборствующих сил,
Кои суть не что иное, как самопроизвольно возникающие враги домашние,
Мы покажем противостоящих этому жестокому многочисленному воинству
Защитников божественных и могучих, всепобеждающих и непобедимых,
Хотя и причиняющих нам душевное утеснение и тяготы,
Как если бы с древа недосягаемого
Мы с трудом собирали плоды
Или, преодолевая трудности и страдания,
Шли по дорогам нехоженым.
Ибо все эти полки неправедного войска искусителя
Можно уничтожить всего лишь тонкими ручейками пролитых из очей слез
Или легчайшим вздохом скорбящего сердца, из души исходящим,
Подобно тому как многоногие пресмыкающиеся, черви язвящие, –
Что рождаются в гнили земли и,
Едва двигаясь, вновь вползают в нее –
Погибают, попав в вязкий ток масла оливы
Либо в самую малость смертоносного зелья
Или подобно тому как жаркий южный ветр вместе с солнцем
Заставляет растаять твердый лед,
[Так и грехи] по сходству с [червями] легко рождаются
И, словно [лед], легко тают.
2

Однако никогда не [удастся] мне предотвратить
Суда надо мною – осужденным словами горькими,
Избиения камнями меня – обвиняемого,
Как преступника закоренелого, которому нет искупления,
Ибо, умерщвляя в себе один из терзающих меня [грехов],
Я даю силу жить другим на погибель душе моей.
Я древо с побегами горькими,
Ибо дал расцвести на нем мерзости порочного [моего] нрава.
Я лоза виноградная, вредоносная и ядовитая,
Ибо рождаю вино погибели,
Я сын Ханаана, а не Иуды,
Как речет великий Даниил,
Я сын геенны, но не царствия [небесного],
Наследник ада, но не желанной славы,
Естество мое [таит] терзания, но не покой.
Я неблагодарный пред Тобою – благодетелем,
Непризнательный пред Тобою – многомилостивым,
Я постоянно грешащий пред Тобою – долготерпеливым,
Огорчающий Тебя, о благосклонный.
Я раб лукавый и ленивый,
Согласно укоряющему слову Господа,
Искушенный в делании зла,
Согласно прорицанию Исайи,
Проворный в злодеяниях гнусных.
Я усерден в том, чтобы вызвать гнев Господа,
Всегда склонен к сатанинским уловкам;
Я скорбь постоянная для Творца своего.
Я немощен, когда надо творить добро,
Ленив, когда надо стремиться к добродетели,
Медлителен, намереваясь исполнить обещанное,
Бессилен, когда надо [делать] полезное и нужное,
Я – не помнящий благодеяний служитель, предавший Господа.
3

Горе мне, грешному,
Ибо прогневил я создателя своего,
Горе мне, «сыну погибели»,
Что забыл дар жизни!
Горе мне, обремененному тьмой несчетных талантов,
Кои не будут возмещены!
Горе мне, несущему бремя тяжких грехов,
Коему нет возврата в пристань спокойную!
Горе мне, убыточному должнику Господа,
Что не может предстать пред Могучим!
Горе мне – тростнику, легко воспламеняющемуся,
Что будет гореть в геенне!
Горе мне, что вспоминаю это,
Ибо стрелы гнева Божьего будут палящими!
Горе безумию моему,
Ибо не вспомнил я, что явным становится тайное!
Горе нечестивому мне,
Ибо всегда, непрестанно ткал я паутину зла!
Горе тучному телу моему – пище червей неумирающих,
Ибо как терпеть стану их ядовитые укусы!
Горе мне, опьяненному чашей смерти,
Как буду терпеть я муки вечные!
Горе мне, ибо, когда душа недостойная
Покинет жалкое мое тело,
Как предстанет она пред судьею [праведным]!
Горе мне, когда иссякнет масло в светильнике,
Ибо не загорится он вновь!
Горе мне, [что буду охвачен] трепетом тоски и страха,
Когда окажется заперт вход в небесный чертог!
Горе мне, когда [услышу] глас грозный, –
Вызывающие содрогание и ужас
Слова [окончательного] приговора судьи небесного –
«Не знаю тебя».

 

 

 

Глава 8


Слово к Богу из глубин сердца


1

Что же делать мне, погибшему, куда скрыться?
Как жить, как выбраться из темницы грехов?
Ибо многочисленны долги твои, [душа моя],
И не счесть, сколько надо вернуть их,
Суровы укоры и беспредельно осуждение,
Немилосердны ангелы и неподкупен судия,
Грозно судилище и нелицеприятен суд,
Ужасны угрозы и жестоко возмездие,
Страшно повеление и явно порицание;
Огненны реки и непроходимы потоки,
Кромешен мрак и непроницаем туман,
Яма полна скверны и вечно отчаяние,
Всем овладевающая преисподняя и лед,
От коего нет избавления.
Днесь поистине для тебя уготованы горечь всех этих терзаний
И жилище, в коем не найдешь ты спасения от нестерпимой кары.
О я, недостойный грешник, злодей,
Блудник многопорочный,
Поле мерзости, не ведающее границ.
Вот плоды трудов рук твоих,
Что унаследуешь ты, [о душа моя],
Совращенная с прямого пути и отвратившаяся от чистоты,
Отчужденная от праведности и законов смирения,
Суетная, хоть и обильны богатства, дарованные Духом Святым,
Вызвавшая ревностный [гнев] благодетеля и вседержителя-царя.

2

И так как ты сам признал неисцелимость твоих ран,
Беспримерность несчастья и неизлечимость свою,
Засвидетельствовав, что [достоин] смертного приговора,
То тем самым соорудил ты себе препятствие и западню,
Из коей нельзя бежать,
О ты, злой средь добрых,
Горький средь сладких,
Разоренный средь процветающих,
Темный средь светозарных
И осуждаемый средь хвалимых,
О нечестивый средь благочестивых,
Плотоугодливый средь рассудительных,
О глупый средь мудрых,
Неблагоразумный средь благоразумных,
О ничтожный средь избранных,
Смертный средь живых,
О нечистый средь святых,
Пьяница и обжора средь воздержанных,
О лицемерный средь праведников,
Бесполезный средь полезных,
О презренный средь славных,
Жалкий средь превосходных,
О раб средь вельмож,
Низший средь высших,
Нищий средь имущих,
О недостойный средь спасенных,
Бедный средь вышних и духом богатых,
Проклятый средь благословенных.

 

 

 

Глава 9


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь какие еще заслуженные Тобою [слова] осуждения
Написать мне в этом молитвенном завещании –
Книге скорбных моих песнопений,
О душа моя, жалкая и бесстыднейшая,
Безмолвная, когда надо ответить на слово,
Недостойная быть сопричастною Богу и святым?
Ибо, коль даже придам я водам моря свойства чернил,
А бескрайними просторами полей стану мерить ширину пергамена
И заросли густые тростника срежу и превращу в перья,
То и тогда даже какую-то часть
Из моих накопившихся дел неправедных
Не смогу вписать я [в эти] пределы.
Коли, даже соединив [все] кедры ливанские,
Я превращу их в единое коромысло весов,
А на чашу [праведности], что поднялась до высшей точки,
Поставлю противовесом гору Араратскую,
То и тогда [чаша праведности] не уравновесится,
Не сравняется [с чашей грехов моих].
2

Ты – словно древо с ветвями толстыми, ввысь устремленными,
Многолиственное, но бесплодное,
Поистине схожее с той смоковницей,
Что засохла, Богом [проклятая].
Ибо, хотя внешне прекрасное,
Кудрявой листвой, словно венцом, украшенное,
Ты издали кажешься [людям] желанным,
Однако, когда подойдет сажатель,
Дабы срезать [плоды], коих взалкал он,
То обнаружит, что нет плодов на тебе
И безобразно ты в красоте своей,
Что для зрящих тебя ты – предмет насмешек,
А для осуждающих – поношения.
Коли дерево густолиственное, но лишенное плодов и мертвое, –
Подобие слабое застигнутого врасплох грешника –
Было предано проклятию,
Коли земля, ороишемая росою и не дающая сторицей землепашцу
За труды, вложенные им в нее,
Бывает заброшена и позабыта,
Можешь ли ты, о душа моя злосчастная,
Не претерпеть той же кары,
Что и [смоковница] в древности, [как речено] в притче,
Коли ты – обиталище разума и живое растение –
Не плодоносишь во время [положенное]?
Ведь взвалила на себя ты всю полноту бремени
Дел суетных, [старых] и придуманных заново,
Ненавистных и мерзких для Бога – Творца твоего,
Начиная от первого человека и до скончания его поколений!
3

И поелику поставил я тебя, о душа моя бесплодная,
Как мишень пред внутренним взором моим,
То, меча в нее булыжники слов своих,
Я, как зверя дикого, неукротимого,
Стану безжалостно избивать тебя камнями.
И хотя не доведется мне назваться праведным,
Однако в начале своего ответа,
Как было речено мудрецом,
Начну сражаться я добровольно
С самим собою, как с врагом неким.
И, исповедуя сокровенные тайны.
Что волнуют мысли мои.
Как уже свершившиеся деяния греховные,
Я представлю Тебе их, о мой Бог и Господь,
Ибо какою мерою буду мерить я прегрешения моей души,
Такою [мерою] отмерится мне из Твоего неисчерпаемого милосердия,
И благодать, полученная от Тебя,
Во много раз [превзойдет] величайшие мои грехи.
Сколь неисцелимее и мучительнее будут снедающие меня язвы и раны,
Столь же и больше засияет прославляемое чудесное искусство Твое,
О небесный целитель,
Сколь более множиться будут мои долги,
Столь превозносимее будет всегда Твоя щедрость,
О заимодавец,
Как речено в благословенной притче Твоей [2],
Ибо от Тебя спасение и от Тебя искупление,
Десницей своею Ты обновляешь
И перстом своим укрепляешь,
Волей своею оправдываешь
И милосердием своим освобождаешь,
Взором своим освещаешь
И лицом своим радуешь,
Душою своею благодетельствуешь
И миропомазанием своим утешаешь,
Росой благодати своей ободряешь.
Ты даруешь облегчение
И предаешь забвению отчаяние,
Ты рассеиваешь мрак горя
И скорбный плач обращаешь в смех.
Тебе подобают благословения и хвалы в горних небесах
От всех предков и поколений их
Во веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 10


Слово к Богу из глубин сердца


1

Поелику исступленное покаяние,
Как и необузданное грешение,
Равно к погибели ведут,
То хотя разнородны они и несхожи между собой,
Однако, сопоставляя суть каждого из них друг с другом,
[Видишь], что оба они порождают отчаяние,
Ибо при первом сомневаешься в силе длани всемогущего,
При втором же, уподобившись неразумной скотине четвероногой,
Обрываешь нить надежды [на обращение].
Посему, неизменно потворствуя первому,
Радуется всегда сатана,
Вторым же, как пищей кровавой,
Утучняется он, словно зверь прожорливый с утробой адской.
2

И вот, как [человек], побитый многонаказующей палицей
И дошедший до брега смерти,
Я, обретя вновь слабое дыхание и оживившись душой,
Утешился, набрался сил,
Восстал из бездны неотвратимой гибели,
Вспомоществуемый дланью милосердного ко всем Христа,
Дабы получить мне, грешному, порочному и мертвому,
Плоды спасения и исцеления
От благодетельного Отца Небесного.
И в начале этих молитвенных скорбных песнопений
Я воздвигну здание веры.
Ибо и в древности некто, вооруженный ею,
Переселился немедля в бессмертную жизнь небесную:
Приняв лекарство покаяния в грехах,
Он ценою раскаяния
Получил свидетельство нетленности своей уже в этой жизни
Ранее тех, о коих упоминает апостол [1],
И кои еще [здесь], на земле,
«Среди поношений и скорбей» служили зрелищем [для других],
Уверовав в грядущее небесное упование
И обогатившись славой невидимой.
Ибо и тот, кто смертный грех совершил,
И тот, кто снова заключен в узилище злых духов,
И тот, кто погружен в пучину зла, –
[У всех] есть слабая [надежда] на спасение жизни,
На то, что снова обретут чрез нее
Очищение от грехов,
Словно бы должник слезами очей своих
Вновь стал по милосердию вседержителя
Плодоносящей землею, предивно цветущей,
Что принесена в жертву Духу Божьему,
Вспомним здесь также целительные
И внушающие надежду слова Господа:
«Все возможно верующему».
Это исповедание слова окажется первой и главной
Средь добродетелей, Богу угодных и избранных,
Если станем исследовать здесь меру достоинств их,
Ею лишь облачившись, войдем мы в святая святых.
Даже Господь – [Бог] славы,
Прежде чем явить нам свое чудодейственное могущество,
Потребовал в сопутники своему благодеянию нашу веру,
И поелику она непосредственно обращена к Богу,
То обладает достаточным могуществом
Сама по себе даровать жизнь,
[Ибо], как свидетельствуют благословенные уста Божьи,
«Вера твоя спасла тебя» [2].
И действительно, ясность видения и совершенная мудрость,
Близость к Богу и познание всевышнего
Суть удел веры – имени блаженного и избранного, –
Коя пребудет вечно непогрешимою и беспредельною,
Разделяя славу с любовью и надеждою.
Ибо, коли вера величиной с малое семечко – зерно горчичное –
Может смело перемещать громады гор в глубины моря [3],
То поистине мы эту веру приняли
Как впереди ходящего проводника по жизни,
Как неколебимое богопочитание.
Вместе с любовью и надеждою
Удостоенная имени восхваляемой Троицы
Вера видит очами духовными без колебаний ожидаемое и невидимое.
Коли эти три разные [по естеству] добродетели
Ты рассмотришь в одном, едином таинстве,
То премного возвысишься ими в Боге,
Ибо коли уверуешь в Него, то полюбишь
И обретешь тем самым надежду на невидимые дары Его.
Слава Ему вечная. Аминь!

 

 

 

Глава 11


Слово к Богу из глубин сердца


1

И вот днесь я – последний из верующих,
Лишенный благодеяния,
Обращаясь мысленным взором
К первоначальному сотворению меня из небытия
Рукою создателя,
Верую с упованием, что Иисус Христос
Может сделать, что пожелает,
И подобно тому как, наставленной Павлом и поучаемый Давидом,
«Я веровал и потому говорил»,
Так и теперь верю, что живые молитвы их
Помогут мне верою познать Его,
«И силу воскресения Его», –
Согласно апостолу, –
«И участие в страданиях Его» [1],
И все рассказанное вослед.
С нею связана и вполне одинакова
Подлинная вера и в это новое обращение
От грехов к их очищению,
От злодеяния к праведности,
От нечестивости к святости,
От неискупимого долга смертных грехов
К блаженству без осуждения
И от рабских оков к небесной свободе.
Поистине, не прекраснее ли, чем слово [иль мысль],
Очищенное, при помощи и милостью Бога,
От густого мрака сомнений сердце грешника,
Который, делая вид, что смеется, –
При этом рыдает в душе с раскаянием!
Хотя и низвергся он всей тяжестью [своих грехов]
С прекрасной горной выси [святости]
В губительную пучину бездонной пропасти
Несмываемых новых грехов,
Однако в мыслях и душе, словно искра света,
Слабо теплится [надежда] на близкое спасение жизни,
Подобно известному и удивительному крутому огню,
Что чудом всевышнего повеления
Загустел на глубоком дне заснувшего колодца [2].
Вот почему совершенно отчаявшийся
И лишившийся упования на благо грешник,
Коего покинула уверенность в обретении благодати,
Может надеяться снова, в другой раз,
Достигнуть первоначально дарованных украшений славы.
Ибо эта [искра надежды], что воздействует на [сердце] грешника,
Вложена в него свыше Богом,
Дабы благовествовать о всемогущей силе подателя.
Сей ладан Бог обоняет с большим благоволением,
Нежели запах всех благовонных [масел]
Или смеси, составленной некогда из измельченных [душистых веществ]
Для служения в скинии,
Что есть по сходству символ душ, сокрушенных раскаянием.
Вот почему спросил спаситель слепых:
«Веруете ли, что я могу это сделать?» [3] –
И даровал их глазам свет
Лишь после того, как получил от них залог их веры.
Что может быть для нас, живых, безнадежнее,
Нежели попытка воскресить из мертвых [Человека|,
«что уже четыре дня был в гробе» [4],
Однако те жены, что, вооружившись верою,
Пали к ногам создателя,
Увидели тотчас зрелище славы Божией
В воскресении их брата.
2

Еще здесь, [в посюсторонней жизни],
Сохраняется неизменною благодать [Божья]
Даже после [свершения] грехов,
Чему есть могущественные свидетели:
Это прежде всего Енох,
Следом Аарон,
После него Давид
И еще Петр,
С ними и младший Елеазар,
Который, обретя милость великого Бога,
Стал [тем самым] свидетелем [ее] для старших,
Излишне упоминать здесь притчу о блудном сыне,
А также блудницу, что удостоилась похвал Бога,
И мытаря, что упомянут был благодетелем,
И блаженного разбойника, что при последнем дыхании
Получил венец благодаря вере,
И даже тех, что причастны были
К неискупимому греху убиения создателя,
А с ними и главного средь избранных – Павла,
Который некогда был главою неправедных.
Иные средь них пали, зная закон,
И снова встали,
Превзойдя тысячекратно набожно живших в древнем законе,
Что же до того, кто, прежде чем дан был закон [Божий]
Следовал искони принятым обычаям отчим,
То более всех был он близок
К заповедям первоотца вероучения,
И, признав грех первого [человека] за свой [грех]
И своими страданиями тяжкими заплатив за него,
Он не только прощен был и предан затем земле,
Но, измученным телом отважно смерть победив,
Он перенесен был на небо,
Став провозвестником дарованной людям жизни [вечной).
Иные, что не вошли еще в пору зрелости, долго жили во зле,
Однако по исполнении срока их лет,
Вместо того чтобы быть низвергнутыми с места высокого,
Они из полной тяжких бед жизни земной
Были вознесены на свод небесный.
И если вера в искупление грехов
Стала в давние те времена столь могуча,
Что даже бренную нашу плоть превращала в злато
И, запечатлев в наших душах
Царственный образ Божьей благодати,
Сделала наше [склонное] подчиняться козням [сатаны] естество
Неустрашимым, крепким [в вере] и побеждающим,
То сколь большую надежду внушает ныне
Свет явный, не скрытый завесой иль покрывалом,
Обещанный Господом нашим Христом –—
Ходатаем миротворствующим и небесным,
Заступником нашим живым и вечным.
Вот почему в нас твердо остается
Слово Господа – сей «завет мира» и печать утверждения,
Как речет пророк [5].
Днесь, следуя сему справедливейшему установлению,
Непреложному правилу и богоданному закону,
Я лобызаю устами веры образ слова сего
И уповаю на благодать славы,
Ибо поистине, если «Бог оправдывает нас»,
«Кто будет обвинять?», согласно твердому [слову апостола] [6].
3

Уповая на это ясно написанное [слово апостола],
Я, поверженный, остаюсь стоять,
Я, сраженный, [оказываюсь] победителем,
Я, заблудший, [возвращаюсь] к животворному обращению,
Я, злодей несчастнейший, – к надежде,
Я, на смерть обреченный, – к жизни,
Я, скверне преданный, – к благодати,
Я, прельщенный делами адскими, – к свету,
Я, в пристрастии к земному живущий по-скотски, – к небу,
Я, вновь соблазненный, – к повторному спасению,
Я, связанный грехами, – к обещанному покою,
Я, одержимый неисцелимыми ранами, – к елею бессмертия,
Я, дико упорствующий, – к узде умиротворения,
Я, беглец скитающийся, – к призыву [Божьему],
Я, гордец дерзкий, – к покорности,
Я, противник злоречивый, – к прощению
И все это милостью Иисуса Христа
И Отца Его могущего и неизреченного,
Именем и благотворящею волею Духа Истинного,
Коих благословенной и единосущной божественности
Принадлежат могущество и царство,
Величие и слава вечная. Аминь!

 

 

 

Глава 12


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь, как прежде словами раскаяния безнадежного
Я постоянно осуждал себя
И тяжкой палицей сомнений избил себя до смерти,
Так ныне, обратив свой взор к надежде,
Я отважусь просить, молить о помощи мне, грешному, Святую Троицу.
И действительно, славя и исповедуя Бога, животворящего всех,
И призывая голосом смиренным
Грозное имя милостивого благодетеля,
Я – мертвый – тотчас буду возвращен к жизни,
Согласно предвозвещению пророка:
«Всякий, кто призовет имя Господа, спасется» [1].
Я же не только призываю, но прежде верю в величие Его.
Я не молю смиренно о дарах, ниспосылаемых им,
Ибо Его почитаю жизнью подлинной и дыханием истинным,
Без коих нет ни движения, ни развития,
И не узлом надежды связан я [с ним],
Но узами любви.
Не даров, но Дарителя алчу я вечно.
Не славы хочу, а лобызания Прославляемого,
Не стремлением к жизни горю постоянно,
Но воспоминанием о Животворителе,
Не вздыхаю от желания познать грядущую радость,
Но жажда к уготовившему ее исторгает
Из глубин сердца [моего] рыдания;
Не покоя ищу,
Но молю о [лицезрении] лика успокоителя;
Не [заботой] о свадебном пиршестве,
Но тоскою о Женихе я снедаем,
Благодаря могуществу коего
Я, обремененный вышеописанными прегрешениями,
Надеюсь без страха и уповаю без сомнений,
Что, вверив себя длани Всесильного,
Достигну не только искупления [грехов],
Но смогу узреть и Его самого
В Его милосердии, благости и небесном наследии,
Хотя и достоин я отлучения.
2

Днесь с головою, склоненною от смущения и стыда,
[Пером своим], что станет орудием речи
Вместо обеих умолкших,
По заслугам запертых на замок моих губ,
Неспособных заставить робкий язык шевельнуться,
Я превращу горестные стенания
В скорбные молитвенные песнопения,
Обращенные к небесам.
3

Прими благосклонно, Господи-Боже Могущественный,
Мои мольбы – [мольбы] огорчающего,
Приблизься с состраданием ко мне, чье лицо красно от стыда,
Рассей, о Щедрый, постыдную грусть мою,
Сними с меня, о милостивый, непереносимую тяжесть,
Отстрани от меня, о всеискусный, опасные привычки мои,
Разгони, о побеждающий, соблазны искусителя,
Развей, о Всевышний, туман бесноватого,
Помешай, о Избавитель, наступлению губителя на меня,
Расточи, о Тайновидец, злые ухищрения ловца [душ],
Сокруши, о Неизреченный, прибежище ратоборца,
Ознаменуй именем Твоим, [о Боже],
Окно на кровле моего дома,
Огради дланью Твоей своды храма моего,
Очерти кровью Твоей порог опочивальни моей,
Запечатлей знамение Твое
На стезе следов моих – [следов] молящего,
Укрепи десницей Твоей ложе упокоения моего,
Очисти покрывало постели моей от козней [опасных],
Сохрани волею Твоей измученную мою душу,
Сделай невредимым дыхание, что даровал Ты моему телу,
Расположи вкруг меня сонм воинства Твоего небесного,
Поставив [его] обороняться против скопища злых духов.
Мольбами и заступничеством святой Богородицы
И всех избранных
Даруй радостный покой этой ночью глубокой
Моему сну, подобному смерти,
Прикрой окна очей моих,
Кои суть орудия познания,
Сомкнув их безмятежным сном
И неизгладимостью упования на Тебя,
Неуязвимо защитив от смятения и беспокойства,
Мирских забот, пустых сновидений и бредовых призраков.
И когда вновь, очнувшись от тяжкого сна
Бдительным и неусыпным,
Обновленным духом и бодрым,
Я предстану пред Тобою,
О всемогущий царь неизреченной славы,
То вознесу к Тебе, на небеса,
Эти благоухающие верой молитвенные песнопения,
Распевая их вместе с полчищем небесным,
Кое величает Тебя.
Ибо Ты прославляем всеми творениями во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 13


Слово к Богу из глубин сердца


Боже благодетельный, могущественный и страшный,
Отец [наш], по милости дарованной Тобою [нам],
Отчего само имя Твое, о великий,
Благовествующее нам о Твоем милосердии и близости,
Сладостно даже для [людей] жестоких и неблагодарных;
С Тобою и Сын Твой, подобный Тебе,
С дланью могущественной, как Твоя,
Грозный властью вечной Своей,
Вознесенный созидающим [естеством] Твоим;
И Твой Дух Святой и Истинный,
Что истекает из Тебя неиссякаемо,
Подлинное естество бытия,
Сущность вечная, равная Тебе во всем,
По власти разделяющая славу Сына Твоего,
Три ипостаси – все неизреченные,
Различаемые, как лица по своим особенностям,
Но единосущные именно по своей природе Господней,
Несмешиваемые, но и нераздельные,
Единые волею и союзом,
Ни у одного над другим нет преимущества,
И ни на мгновение не бывает один ниже другого,
Но как причина небесной любви –
Сего света без тени, –
Явление коей свершилось в нас,
Единым венцом славословия
Величаемы вечно они.
И поелику громогласное признание
Трижды прославляемого исповедания этого
Скала веры Петр признал достойным блаженства,
То пусть и душу мою – [душу], осужденного грехами,
Оправдает он, обновив ее дивно
Благоповелительным соизволением Твоим,
Что ищешь меня, пленного.
Хотя и дары суть Твои, и милосердие Твое,
Однако славишься Ты не столько дарами, сколь милосердием,
Ибо второе умножает Твою славу,
Первые же являют дела трудолюбцев:
Дары – это воздаяние праведникам,
А милосердие – благодеяние для меня, грешного.
2

Днесь не дай преимущества людским делам
Над благодеяниями Твоими, о Боже милостивый,
Хотя бы и превосходили они
Обычные возможности нашей неустойчивой природы,
Но при Твоем побеждающем долготерпении
Да окажутся ничтожными дела земнородных
В сравнении с Тобой.
Ибо, когда явился свет Твоей праведности,
Что познакомил с истиной Нового завета,
Тот, кто кичился, уповая на чистоту своих законов, –
Израиль, покинутый в крайнем убожестве, –
Оказался более нуждающимся в сострадании [Твоем],
Нежели самые жалкие отверженные.
И так как все для Тебя, о благодетель, возможно,
Внемли воплю молитвенных моих стенаний,
Коими призываю Тебя;
Смилуйся, оживи и окажи благосклонность,
Ибо суть Твои долготерпение, кротость,
Спасение, искупление и слава от всех народов,
Живших в веках. Аминь!

 

 

 

Глава 14


Слово к Богу из глубин сердца


1

Молю Тебя, о света луч, небесный царь,
Тебя – неизглаголанно восхваляемого,
Неизреченного Сына Бога великого,
Приблизься снова ко мне,
О всевышний, благий, прибежище жизни,
Приклони ухо к новым, слабым голосом [спетым],
Стенаниям [молитвенным] моим – стенаниям раненого.
2

Никогда не было написано,
Что [человек], загубленный мечом разбойников [1],
Обратился с просьбой к Тебе,
Ибо был он изувечен;
Не испустил затем и вопля молящего,
Ибо стал он безгласен;
Движениями пальцев своих не дал знать он о злой беде Тебе, всевидящему,
Ибо был он повержен;
И не устремил на Тебя скорбных очей, полных слез,
Ибо достоин был осуждения;
И не смягчил он волю Твою, о милосердный,
Чрез заповедное слово заступника,
Ибо был он беспомощен;
И не подвиг Твое сердце к жалости, о сострадающий,
Представив одежду свою,
Окрашенную кровью поверженного его тела,
Ибо не имел он надежды;
И не пытался он твердо идти на коленях, как на ногах,
Ибо не мог он стоять.
Для живого быть полумертвым –
Это немногим меньше, чем быть мертвым,
Тем паче что, наставленный словом Твоим,
Облагодетельствованный милостью Твоей
И украшенный славой Твоей,
Он не только не перестал идти наперекор Тебе,
Но дерзким мятежом увеличил собою число врагов,
Сговорился с ними,
Объединился с ненавидящими Тебя.
3

Но Ты, о многодарующий и благодетельный,
Незлобивый и животворящий,
Ты не только в памяти не сохранил дела злотворца,
Но даже ни единым словом не укорил его,
Ты не нанес удара павшему,
Но, с жалостью подойдя к нему,
Явил о нем безмерную заботу.
Ты не спешил приблизиться к раненому,
Дабы повергнуть его,
Подобно священникам,
Кои, согласно слабому закону Аарона,
Могущественному лишь в «служении осуждения»,
Карали проклятиями и каменованием;
В отличие от предтечи из рода Левин,
Который, находясь меж концом старого и началом нового
Призывал к покаянию, но без духовной [благодати],
Ты призрил на несчастье раненого,
Дабы не случилось, что он,
Устрашенный примером секиры.
Срубающей [древо] под корень,
Увидел в Тебе «служение осуждения»
И погиб прежде предстоящих [Тебе] мучительных страстей
Но епанчой своей плоти, смешанной с нашим естеством,
Став сопричастным сирийским язычникам, –
Что именовались «блюстителями»,
Ибо, получив закон от иудеев,
Они соблюли его в целости,
Тогда как те забыли о нем, –
Ты предначертал весть освобождения иноплеменникам
И, простерши руку, божественной силой своей нетленности
Восставил смертельно согрешившего первочеловека с его поколениями
Сердце скорбящего Ты утешил, и изнемогшего – укрепил,
И однажды погибшего вновь оправдал [к жизни],
Святостью животворной купели и светом чаши исполнил,
Преобразил вновь хлебом небесным –
Божественным телом Твоим.
Чрез попечительство сонма блаженных избранников
Споспешествовал, приласкал и защитил;
В предводители дав медленно бредущий скот.
Ты уберег нас от страданий и довел до обиталища света.
При двойном посредничестве жизнь дарующих
Заветов – Ветхого и второго – [Нового] –
Ты исцелил нас человеколюбиво,
Как некогда во времена Моисея,
Подобно орлу, распростершему крылья,
Принял [Израиль] Ты и повел его
В тихий покой земли обетованной,
Приказав предводителям
Питать его пищею слова [Божьего].
4

Днесь Ты, кто свет беспредельной своей доброты
Чудесно явил во всем
И отнял у [сатаны], наславшего змия, сокровище,
Вернув себе имущество, принадлежащее Тебе,
Оживи и меня, очисти от долга грехов,
Ты, что жалуешь безвозмездно и нежданно,
Даруй и мне вместе с ними искупление и исцеление,
О милостивый, могущественный, неисповедимый,
Нетленный, страшный, благословенный
Всегда и во веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 15


Слово к Богу из глубин сердца


1

Вернувшись здесь вновь к тем же стенаниям скорбящего сердца,
Возносимым мною к Тебе песнопением этим,
Кое [сочинено] тем же слогом и [теми же] словами,
Я душой, совершенно измученною сомнениями,
Обращаюсь к Твоему состраданию, о всем дарующий,
Как заживо умерший молю Тебя, Бога бессмертного;
Но, признавая рядом со славой Твоей мою низость
И рядом со злом моим Твою доброту,
Я – клятвопреступник, забывший завет,
Скорей побежден, нежели исцелен,
И скорей устыжен, нежели ободрен.
2

Подобно овце, обреченной на бесчувствие крайнее,
О презренном примере коей говорится в притче второй [1],
И я, заблудший, бродил в безлюдных горах
Со злонравными духами средь идолов диких;
Держась вдалеке от маленькой паствы [верующих],
Я не имел языка, коим рассказал бы о скорби и бедах моих,
Ни подвижной руки, коей изъясняются немые,
И один только Ты,
Восхваляемый от начала времен и до ныне родившихся,
Найдя меня, грешного,
Согласно молитвенному воплю славословившего,
В беспросветном мраке [заблуждения], назвался пастырем.
Не только заботился, но и искал,
И не только нашел, о чудеса творящий,
Но неисповедимой благостью Твоей любви
Поднял на животворное свое плечо
И причислил к небесному воинству
В наследии отчем Твоем.
Днесь, о могущественный животворец, благословенный попечитель.
Милостивый в сострадании своем,
Если Ты принял их,
По немоте своей неспособных молить, –
Один из которых был замучен до смерти,
Другая ж, по неразумению животного, обреченная на скитания,
Блуждала в безлюдных местах,
Вопия гласом блеющим,
Ничего не значащим и безобразным, –
И божественным Твоим благопопечением
Показал удивляющее весь мир сочувствие
К великому несчастью погибших,
Яви ныне вновь глубину Твоего милосердия
И [даруй] поток щедрот Твоих также мне,
Неправедностью превзошедшего тех, что описаны выше в примерах,
Мне, что заслуживаю многообразной смерти,
Мне, что по горькости вкуса своего
Не могу соединиться со сладостью Твоей доброты,
Моим членам, достойным отсечения,
Моей душе израненной,
Полностью пораженной всеистребляющим недугом,
Мне, уподобившемуся неразумным животным,
Мне, отчуждившемуся от близости мудрых,
Мне, что несхож с себе подобными;
Коли бы нашелся [такой] образец, я сказал бы,
Коли бы кто был похож на меня, я рассказал бы,
Коли бы кто был одинаков со мною, я поведал бы,
Коли бы кто был равен мне, я написал бы,
Коли бы кто так же поступал, я свидетельствовал бы,
Коли бы пример был, [мне подобный], я уведомил бы,
Коли в прошлом – утешился бы,
Коли в настоящем – надеялся,
Но поелику я [по греховности] превзошел все примеры
И далек от сходства [с кем бы то ни было],
То один только Ты можешь очистить меня от грехов,
Исцелить и чудотворить, –
[Ты, кто] возвращает к жизни всех мертвых
И обновляет всю вселенную.
3

Коли, согласно прозрению святого сердца Давида блаженного,
«Беззакония превысили голову,
Как тяжелое бремя отяготили» греховные преступления,
То совершенные мной прегрешения
Превосходят обилие как море разлившихся,
Все поглотивших и уничтоживших вод потопа
И покрыли вершины гор,
Но пусть, как во времена Ноя,
Подует сладостный Твой ветер,
Что обладает могуществом плавить горы
И иссушать бурлящие волной водоемы,
И [уничтожит] мои преступления, губящие землю,
И круто вздымающиеся горы моих грехов.
Кратким и властным словом своим
Ты, всесильный и всемогущий,
Укажи мне способ чрез небольшое возмездие обрести прощение,
Мне, который, по слову пророка,
Долго «влек на себе беззаконие»,
И, простив мне мою непокорность,
Долготерпеливый, милосердный, благословенный,
Даруй мне полное отпущение,
Подлинно облагодетельствуй,
Вовсе отмени тяжкую и жестокую пеню –
Лихву за неоплатные мои долги,
Уплата коей [была бы лишь] справедливой,
Тем более что сердце Твое не гневливо
И не вспыхивает никогда яростью,
Несвойственно Тебе вероломство,
И нет в Тебе и следа мрачности,
Ибо воля Твоя – [источник] жизни и света,
И не Ты сотворил смерть,
И не возрадует Тебя гибель человека,
Как речено Давидом и Соломоном.
4

В законах благого завета Твоего
Ты людям положил великое условие –
Не воздавать злом за зло, а прощать греховные долги
«До семижды семидесяти раз» на день.
И это слово Ты сказал нам,
Всегда имеющим по своей природе
Несчетные тьмы вновь обновляющихся,
Врожденных пятен порока,
Которые согласно законам [плоти]
Возникают на поле нашего естества,
Рождающего разных видов тернии
Согласно твоему правдивому свидетельству:
«Помышление сердца человеческого – зло от юности его».
И даже совершенный чистотой своей,
«Слово жизни» Твоей евангелист Иоанн,
Как если б обладал общим для всех естеством,
Подтвердил слово истины Твоей,
Что вполне справедливо и для лжи моей.
«Если говорим, что мы не согрешили, – сказал он, –
То представляем Его лживым» [2].
И вот совершенно слово Твое достохвальное,
Неоскудевающее в истинности своей,
Пред моим заблуждением и неправедностью жестокой.
Посему пощади меня, сострадая, о источник, сладостный на вкус,
Один лишь Ты благословляем всеми в веках. Аминь!

 

 

 

Глава 16


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь только Ты один, Боже небесный, вышний, благодетельный,
Твое могущество, Твое помилование, Твое исцеление,
Твоя щедрость и Твои милости,
Только Твои дары добровольные,
Твоя защита и Твое заступничесТво;
Твоя изобретательность непостижима, и промысл Твой сокровенен;
Твои меры неизмеримы: Ты начало и Ты конец.
И никогда не затемняется свет милосердия Твоего
Тьмою гнева сердечного,
Ибо Ты, будучи превыше мысли,
Даже в малой степени неподвластен пороку,
Образ необъятный, вне измерения количественного,
Слава, распространенная безгранично,
Полнота могущества, не вмещающегося в пределы стихий,
Бескрайность незамыкающегося пространства,
Неиссякаемость благодетельного сострадания.
Ты «претворяешь смертную тень в ясное утро»,
Как речет пророк [1],
Ибо добровольно спустился в глубины преисподней – в узилище тюрьмы,
Где даже для молитв была замкнута дверь,
И, овладев душами, что были собраны и заключены в ней,
Повелевающим мечом победоносного слова своего
Рассек узы погибельной смерти и рассеял страх греха.
Так обратись же ко мне,
Томящемуся в полной грязи глубокой яме темницы,
В оковах греха,
Пронзенному язвящим острием стрелы сатаны.
2

Ты, Господь, – благодетель всего,
Ты один есть свет во тьме,
О сокровище благословенное,
Милосердный, благий и сострадательный,
Невыразимый, неисповедимый и неизреченный,
«Всемогущий» – по святому Иакову [2],
Легкая осуществимость всего неосуществимого,
Пламя, пожирающее хворост грехов,
Всепроникающий жгучий луч великого таинства,
Вспомни меня, о благословенный,
Не справедливым судом Твоим, но милосердием,
Не ради воздаяния, но для прощения,
Не ради истины, но по кротости.
Если станешь взвешивать тяжесть грехов моих,
Сделай это по милосердию Твоему, но не по справедливости,
Ибо для меры первого они очень легки,
В отношении же к последней слишком тяжелы.
3

Так подойди же ко мне, о благосклонный,
Как некогда приблизился Ты исцелить уши того,
Кто возмутился против Тебя [3].
Заслони меня, грешного, от тревожащего меня ветра смерти,
Дабы упокоился на мне всевластный Дух мира Твоего.
Слава Тебе от всех во веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 17


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь молю Тебя, о защитник пораженных горем скорбящих душ,
Что терзаются жестокими и тяжкими муками,
Не умножай горестей моих – [горестей] стенающего,
Не уязвляй меня – раненого,
Не карай меня – наказанного,
Не мучай меня – истерзанного,
Не секи меня – побитого,
Не повергай меня – павшего,
Не губи меня – совратившегося,
Не отвергай меня – удалившегося,
Не отлучай меня – гонимого,
Не стыди меня – бесчестного,
Не укоряй меня – содрогающегося,
Не сокрушай меня – сломленного,
Не смущай меня – встревоженного,
Не волнуй меня – неспокойного,
Не сотрясай меня – колеблемого,
Не повергай в смятение меня – захваченного бурей,
Не обдирай кожи с меня – растерзанного,
Не дави меня – разбитого,
Не грызи меня – искусанного,
Не ослепляй меня – помраченного,
Не ужасай меня – устрашенного,
Не опаляй огнем меня – обожженного,
Не убивай меня – недужного,
Не обременяй тяготами меня – немощного,
Не утяжеляй ярма на согбенной спине моей,
Не усугубляй горечи скорбных моих стенаний,
Не будь суров ко мне – праху,
Не будь жесток ко мне – пеплу,
Не будь строг ко мне – сотворенному,
Не будь грозен со мною – пылью.
Не сражайся Ты, великий, со мною – малым,
Ты, свет, со мною – земным,
Ты – по естеству своему добрый,
Со мною – по природе своей греховным,
Ты – лоза благословенная, со мною – плодом проклятия,
Ты – сладость истинная, со мною – горечью совершенной,
Ты – неизменно величаемый, со мною – презренным,
Ты – просфора жизни, со мною – закваской глиняной,
Ты – Господь господ, со мною – илом земным,
Ты – неиссякающее изобилие, со мною – неимущим рабом,
Ты – неотъемлемое богатство, со мною – бесприютным страдальцем,
Ты – неоскудевающая благость, со мною – наибеднейшим нищим.
Однако кто же, дождавшись утренней зари,
Побоится, что снова стемнеет,
Или, [оказавшись] рядом с жизнью, [убоится] смерти,
Или, будучи освобожден, – обвинения,
Или, будучи прощен, – осуждения,
Или, будучи спасен, – предательства,
Или, будучи возрожден, – уничтожения,
Или, будучи благословен, – отлучения,
Или, будучи исцелен, – ранения,
Или, будучи обогащен, – оскудения,
Или при изобилии хлеба – голода,
Или при полноводных реках – жажды,
Или [обретя] материнскую ласку, – вероломства,
Или опекаемый десницей Божьей, – несправедливости.
2

Вместе с тем, чье тело было жестоко поражено проказой,
И я душою истерзанной молю Тебя:
«Господи! Если хочешь, можешь меня очистить» [1],
Вместе со слепцами, что мучаются, ощупью [бродя] во тьме вечной,
И я кричу гласом жалобным,
Но Тебя называю не сыном Давидовым,
А божественную по природе сущность Твою исповедую;
Не только зову Тебя рабби – этим званием вардапетов,
Которое знание истины полагает, –
Но верую, что Ты Господь неба и земли.
Уповаю – не только прикосновением протянутой Твоей руки,
О сострадательный Боже близкий,
Но и, будучи отдален большим расстоянием,
Силой слова Твоего я исцелюсь.
Я не делаю различения меж возможностью и милосердием,
Словом, сомнение выражающим,
Ибо желаешь, как Милостивый, и можешь, как Творец.
Скажи только слово Свое, и я выздоровею.
К вере сотника [2] приобщаюсь и я
И верую, что не только на расстоянии близком,
[Словно бы] из дома в дом,
Ты можешь дать воскресение и исцеление,
Но, даже восседая в вышних небесах,
Внизу, на земле, Ты всесовершенно творишь чудеса,
За которые мне нечем воздать.
3

Прости и мне, как решил своим приговором
Простить грешнице пятьсот динариев
За прием, [оказанный ею Тебе],
О Боже милостивый и Господь благий.
Чем чаще будешь дарить, тем боле славиться будешь
И, давая много, в той же мере будешь любим.
Чем боле будешь сострадать, тем боле превозноситься станешь,
И за милости столькие по справедливости Ты будешь восхваляем.
Будучи владыкой всего, Ты равными [себе считаешь] нас,
И, обладая всем, Ты предаешь себя [за грехи] наши,
За неизреченные дары свои Ты [довольствуешься] нашим воздаянием;
Вместо нашей земной [жизни] Ты достойной [полагаешь] вечную,
Но, почитая великими наши [дела], Ты хвалишься ими в горних,
И малая слава при малых деяниях не огорчает Тебя,
Днесь окажи такое же милосердие и мне –
Мне, чьи прегрешения несчетны,
Дабы в похвальные речи о Твоих благодеяниях и щедростях,
В их число была включена и любовь.
Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 18


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь я, порождение греха, чадо смертельных мук родовых,
За один день поистине должен возместить
Ущерб в несметные тьмы талантов.
Не от меры скудости человеческой мысли я прошу у Тебя прощения,
А от неиссякаемого Твоего изобилия молю о человеколюбии,
О Иисус Христос, наш спаситель,
Я, которого прежде не было, но Ты создал,
Не желал, но Ты дал мне существование,
Не пришел еще на белый свет, но Ты увидел,
Не изъяснился еще, но Ты сжалился,
Не просил еще, но Ты взял на себя попечение,
Не простер рук еще, но Ты призрил,
Не молил еще, но Ты смилостивился,
Не обрел еще голоса, но Ты услышал,
Не рыдал еще, но Ты приклонил ухо;
Зная плоды моих злоключений, Ты не пренебрег мною,
Взором прозорливым Ты заметил
Преступления мои, наказания достойные,
Но [все-таки] сотворил по [образу своему и подобию].
Так не дай же мне, Твоему творению,
Тобой спасенному и столь заботливо опекаемому,
Окончательно погибнуть под ударами грехов,
Искусителем измышленных.
Да не одолеют:
Тьма моего упорства – света Твоего снисхождения,
Ожесточенность моего сердца – долготерпеливое Твоей доброты,
Смертность моей плоти – безграничности Твоего совершенства,
Слабость моего естества – непреоборимости Твоего величия.
2

Днесь, во имя Твое, простираю иссохшую руку моей души,
О всемогущий,
Сделай меня здоровым, как прежде,
Когда в неге рая собирал я плоды жизни.
Скрюченная, согбенная, поверженная, подобно страждущей женщине,
Душа моя жалкая не может выпрямиться,
Ибо пригнута к земле грехами, как узами сатанинскими,
И устремлена взором в землю,
Дабы не принять Твоего приветствия, о небесный.
Склонись ко мне, о единственно милосердный,
Подними меня, низко павшее древо разумное,
И его – высохшее – сделай цветущим благой верой и благолепием,
Согласно божественному завету пророка [1].
Я, как слепец, от рождения света лишенный,
Не имею глаз, коими глядя на лик Твой, создатель,
Молил бы Тебя, благодетель могучий и защитник единственный,
Обратить заботливый взор неизреченной Твоей любви ко мне –
Из ничего возникшему, одушевленному и говорящему Твоему сосуду,
Дабы светом [своим вновь] создать его.
Вместе с несчастной женщиной,
Что двенадцать лет мучилась от злого недуга [2],
И я тону в реках кровавых греха,
Так призри на меня с высоты,
Облаченный недоступным Светом Своим,
У которого нет границ,
Подобных краям рукотворной ризы,
Но [рассеянное] повсюду в пространстве чудо могущества.
Я, наказания достойный, не подношу Тебе с грешницей вместе,
Со слезами в очах и с распущенными волосами,
Миро для помазания пят жизнь дарующих стоп Твоих [3],
Но, воздевая руки с верою незапятнанной,
С исповеданием истинным Духа Живого,
Устами сомкнутыми целую землю,
Со стонами, смешанными с потоками слез,
Молю об исцелении моей души.
Естество души моей расточено грехами
И расслаблено малодушием,
И обе ноги – средства передвижения,
Несущие на себе тяжесть моего тела,
Движутся, прихрамывая, нетвердым шагом,
Отступая пред злом – помехою на пути,
Что ведет к древу плода животворного;
Так укрепи их вновь и защити,
О Ты, единственно могущий спасти.
Дыхание сатаны замкнуло, накрепко заперло,
Сделало немым [мой язык] – орудие прославления,
Кое Ты поместил в здании тела моего.
Так пусть Дух Твой, о Слово животворное,
Подвигнутый великим милосердием,
Дарует мне чудесно способность «чисто» [4] говорить,
Подобно исцеленному, упомянутому в Евангелии.
Словно труп живой или мертвец говорящий,
Я повержен без жалости на ложе скверны, на одр грехов,
Так яви сострадание ко мне – в голос скорбно рыдающему,
О благодетельный Сын Божий,
И благословенной росою очей Твоих
Возроди меня к жизни, как [возродил]
«Того, кого любишь» [5], из бездыханности смерти.
Я, сомневающийся и поистине мятежный,
Пребываю в яме грехов,
Так протяни же руку,
О солнце без тени, Сын Всевышнего,
И извлеки меня к свету сияния Твоего. В
месте с вдовой из Наина –
Матерью [сына] единородного, –
Которая с лицом страждущим и скорбящим
Оплакивала его, обливаясь слезами,
Голосом жалобным и горестным,
Сплетая пальцы и бия себя в грудь,
И я молю в беспредельных стенаниях:
Даруй и мне, отчаявшемуся,
О восхваляемый, благий Творец мира,
Бодрость и надежду милосердным словом Твоим:
«Не плачь, пленник многострадальный»,
Дабы подобно тому, как юноша был воскрешен
В утешение родительнице его,
Так и я принял от Тебя обновленною
Мою душу, достойную наказания.
Подобно несмысленным бесноватым –
Людям злосчастным, одержимым злым духом,
Бьющимся о камни, с дыханием занявшимся,
С дыбом стоящими волосами всклокоченными,
С лицами, свирепыми и безумными,
Над коими Ты, о всеспаситель, смилостивился,
И я обращаюсь к Тебе [с мольбою];
Отринь, прогони из скинии Твоей
Полчища бесов оскверняющих,
Дабы вновь упокоился в ней по прибытии
Благий Дух Твой,
Исполнив тело мое чистым дыханием
И облекши члены мои [благочестием],
Верни мне злополучнейшему безумцу
Здравый рассудок.
Вместе с душами изгнанными, плененными,
Обитающими в преисподней,
Терзаюсь и я в заключении.
Так пусть засияет луч милосердия славы Твоей,
О Ты, свет в несчастье моем,
И, освободив меня от ков искусителя,
Сохранит мне жизнь.
Естество души моей, страждущее от
Водяной болезни [6] мерзких грехов,
Что тайно, злокозненно,
По тончайшим, невидимым жилам проникли в него,
Пребывает в смятении.
Невидимые взору опухоли возникли от яда злотворца;
Так исцели их милосердно
Со свойственным Тебе могуществом, о Сын Божий!
Пороки смертельные, многообразные и разновидные,
Каждый со своими плодами пагубными,
Закрепились побегами от корня горького
На поле неправедного моего тела;
Так вырви их своей рукой, о всемогущий, –
Ты, который постоянно расчищаешь и возделываешь
Почву душ [человеческих],
Дабы плодоносило слово жизни Твое.
3

Так как язва моих преступлений превзошла сходные примеры
И, подобно снедающему раку,
Распространился недуг на все члены мои,
То, как это было с Израилем,
Нет пластыря, дабы приложить его
К безмерному [множеству] ран;
От подошвы ног и до маковки здания всех членов моих
Нет «места здорового», но все неврачуемо,
Но Ты, благодетельный и милосердный,
Благословенный и долготерпеливый царь небесный,
Услышь молитвенные мольбы истерзанного сердца,
Коими воззвал я к Тебе, о Господи, в скорби [моей].

 

 

 

Глава 19


Слово к Богу из глубин сердца


1

Внемли громогласному воплю моей скорбно стенающей души,
О всевидящий взор, что внушаешь надежду на жизнь благую,
Величие непостижимое, имя страшное,
Слово живое, весть желанная,
Вкус сладостный, призыв обожаемый,
Доброта исповедуемая, сила, достойная воскурения,
Истина признаваемая, сущность прославляемая,
Бытие благословляемое,
Господь Иисус, восхваляемый и почитаемый с Отцом,
Возносимый и возглашаемый вместе с Духом Твоим Святым,
Ты, что воплотился подобным нам ради нас,
Дабы сделать нас подобными Тебе для Тебя,
Свет всего [сущего], милосердный во всем, могучий, небесный.
Ныне молю, о сострадательный:
Восстанови вновь чудом божественного созидания
Мой размягченный и сокрушенный глиняный сосуд.
Твой дарованный мне образ, истертый грехами,
Умоляю Тебя, вновь отлей в плавильной печи
Молнией слова Твоего.
Скинию Твоего отдохновения –
Охраняющее душу поколебленное здание тела моего,
Прошу, о благотворитель, очисти,
Дабы поселиться в нем.
Не воздай мне за греховные мои дела
Соответствующим же возмездием.
Я пьян, но не от вина, как речет пророк [1].
Так слей отупляющий осадок неправедности
Смертоносной чаши моей
Твоим освобождающим и животворящим велением,
Дабы не сцедить мне из Твоей [чаши ярости]
В последний день окончательного возмездия.
2

Ты праведен в приговоре Твоем
И победишь в суде Твоем.
Коли смерти предашь, справедливы деяния Твои;
Коли осудишь, уже отсюда начав обвинения мучительные,
Истинно возмездие Твое;
Коли погрузишь в глубины бездны,
Или жизнь отнимешь у движений моих,
Или силу слова моего обратишь в тщету,
Или застенишь окна очей моих,
Или отнимешь для самого себя чашу жизни [моей];
Коли вообще без пищи меня оставишь,
Коли сократишь множество дней [предстоящих],
Коли вместе со сладостью росы низвергнешь огонь,
Коли нашлешь «жажду слышанья» слов Твоих,
Коли замкнешь двери ушей моих,
Коли оставишь без милости Твоей благодати,
Коли поколеблешь почву под моими ногами,
Коли лишишь вожделенного света Твоего лица,
Коли вовсе изгонишь из мира сего,
Коли жаром огня устрашишь,
Коли обречешь на неисцелимые недуги,
Коли предашь [власти] злых духов,
Коли искрошишь клыками зверей,
Коли развеешь ветром ярости
И коли создашь какие-то новые виды мучений,
Вредоноснее, чем тартар,
Нестерпимее, чем геенна,
Ядовитее, чем черви,
Тревожнее, чем тьма,
Ужаснее, чем бездна,
Злополучнее, чем нагота,
Я сам засвидетельствую о себе,
Что вполне все это заслужил.
3

Так как воздаяния по сродству
Всегда и вполне сообразны моим грехам
И признаки явления сего
Суть единообразие, сходность и сопутственность,
Поэтому важно открыться
И сбросить покровы с личины [мысли],
Дабы пояснить ее жаждущим того.
Поелику не откликнулся я с горячей любовью
На нужды ближнего [моего],
То поистине цепенею в тревоге при первом же испытании;
Поелику не укротил я необузданного своего сладострастия,
То, жалкий, по заслугам терплю неохладимое жжение;
Поелику не возлюбил я благовествования света Твоего,
То по справедливому возмездию
Ощупью брожу во тьме изловляющего, погибельного тумана;
Поелику не остерегался грехов мелких и незначительных,
Полагая их безвредными,
То по заслугам подвергаюсь жалящим укусам
Язвящих гнусных гадин;
И поелику не протянул я руки,
Дабы помочь несчастному, попавшему в беду,
То, согласно начертанному этим законом [возмездию],
По справедливости обречен, предан яме погибели.
4

Днесь не от Твоих всеблагих сокровищ, о Боже, – зло,
И не от сияния света Твоего – тьма,
И не от упования на Тебя – соблазн,
Но я сам, сын погибели, нашел все это,
Это мои грехи неправедные
Собрали, скопили столько скверны, [вызывающей] Твой гнев;
Подчинив душу князю заблуждения,
Я место Твое оставил ему,
Согласно предостерегающей укоризне Писания [2].
И так как ныне обнажена тайна срамоты членов тела моего
И на лицо мое легла непристойная тень бесчестия,
Показавшая меня, согласно притче пророка [3],
Совершенно нагим и мерзким,
Подобно выставленной на позор блуднице,
То зажги во мне свет раскаяния, о царь небесный,
Дабы, отряхнув прах грехов моих,
Как благовествовал глас вернувшихся из Вавилона,
Я вновь сел, восстав из земли;
И, неколебимо опираясь на незыблемость [данного] Тобой упования,
По-прежнему чистый я облекусь,
Согласно слову Исайи [4],
В силу могущественной Твоей длани,
Во имя величия и вседарующей сладости славы Твоей,
О Боже, благословляемый в вечности. Аминь!

 

 

 

Глава 20


Слово к Богу из глубин сердца


1

О Господи, Господи, тайновидец,
Немстительный и долготерпеливый,
Снисходительный и благий,
Могущественный и милосердный,
Справедлив суд Твой, и признаны решения Твои.
Вместе с тремя отроками блаженными,
Которые были испытаны в Вавилоне огнем сожигающим,
Но остались невредимыми,
И я плачу их песнею горестной:
«Согрешил я, поступил беззаконно,
Отступил от Тебя и заповедей Твоих не слушал».
И коли они, будучи чисты и безвинны,
Возглашали, однако, это признание,
То я, смерть вполне заслуживший,
Вторя им этой мольбой в их песнопенье плачевном,
[Должен еще к нему] и другие добавить.
Взяв у Даниила, блаженного и святого пророка великого, –
Который, как избранный отпрыск дома Иуды,
Был кровным родственником Тебе, –
Слова угодные и священные его молений,
Я, заслуживающий наказания, моими воплями и стенаниями
Еще боле усилю их.
Зная заповеди Твои,
Я пошел [путем] неподобающим,
Впав в заблуждение жестокое,
Это и значит грешить всячески и во всех делах.
Я ринулся вон из пределов, установленных волей Твоей,
Что есть истинный пример неправедности позорной.
Умножая, я довел до предела меру злых деяний моих,
Что есть верное подобие преступления.
Грозил Ты, но я не ужаснулся,
Просил, но я никогда не слушал,
Что есть явный признак мятежа,
Ты предусмотрел для себя правосудие,
А мне, о благодетель, уготовил срам и поношение;
Тебе – слава достодолжная,
А мне – бесчестье заслуженное;
Тебе – сладость поминовения,
А мне – желчь прогоркшая посмертно;
Тебе – немолчные хвалы,
А мне – плач, вопли и стенания;
Тебе – славословия, обожания полные,
А мне – осуждение и изгнание безнадежное;
Тебе – праведный суд многодостойный,
А мне – ответы, полные замешательства;
Тебе – вознесение неизреченных величаний,
А мне – позорное наказание – вылизывание пепла.
2

И днесь принял Ты,
О безвесная мера благодеяний избранных,
Поднесенные Тебе плоды благовоний приятных,
Как то подобает Тебе,
Я же получил здесь вместо этого
Поношение великое, многожды усугубленное,
Как то подобает мне.
Коли таковы были молитвы,
Принятые на себя [людьми] непорочными,
То какие ряды и строки слов осуждающих
Должен о себе сочинить я,
Всегда грешивший больше и упорнее всех?
Безнравственное поведение совратило меня на мысли мятежные,
Уста мои дерзнули говорить слова мирские,
Пристрастился я, не отступая, к делам постыдным,
Стал надменным, превознесся я,
Тот, кто чрез малое время мертвым в землю сойдет,
Стал самоуверен, возомнил я,
Не обладающий властью [даже] над дыханием – залогом души моей,
Стал спесивым я – пыль одушевленная,
Стал кичливым я – глина говорящая,
Стал горделивым я – прах презренный,
Ввысь поднялся я – пепел отверженный,
Поднял руку я – чаша, достойная быть разбитою;
Будто [лицо] верховное, распростерся я сверх меры,
Но, отринутый, вновь замкнулся в себе;
Пламенем гнева загорелся я – ил, одаренный словом,
Словно бессмертный, высокомерен стал я;
Подобно четвероногим, смерти подвластный,
Я раскрыл объятия любви к миру,
А к Тебе не лицом, а спиной повернулся;
В полете мыслей устремился я к темным помыслам,
Непорочную душу мою изнурял постоянно утехами тела;
Силу правой моей стороны я ослабил
И победил ее, придав мощи стороне левой;
Даже увидел Тебя озабоченным обо мне –
О чем здесь не место писать –
И не устыдился.
Как дикая птица я полетел, согласно слову Осии о Ефреме [1],
К прежним своим привычкам.
В доме молитвы я окружил себя
Заботами жизни земной,
Уздою слова я не поднял на ноги коня моих мыслей.
К старым преступлениям я добавил новые, выдуманные мной.
Тяжкое и невыносимое иго я, согласно Иову,
Сделал для себя еще более жестоким,
Я превратил себя в пояс, который нельзя починить,
Согласно [слову] Иеремии.
Подобно выкидышу безымённому, я был вычеркнут из числа людей,
Согласно притчеслову;
Словно запачканная одежда, стал я нечист,
Согласно слову Исайи;
Подобно обожженному сосуду глиняному,
Я сокрушен был необратимо;
Подобно Едому, осужденному пророком,
[Исполнил] я четвертую меру преступления
И уготовил себе погибель;
И не будет ложью, если ко всему этому
Я добавлю еще и следующее:
Принял я здесь для себя,
Дабы ад унаследовать,
Посвященную дьяволу скинию Молоха,
И, от небесного отступившись,
Я, в подражание примеру известному,
Создал образ, сходный с изображением
Звезды Ремфана – вавилонского идола,
Коему на Синае поклонялся Израиль.
3

Днесь отвратился я от упования
Первоначально дарованной благодати,
Изменил ему, утратил его,
Ушел, удалился от него,
Отверг, безвозвратно отринул его.
Так прими меня, о Господи,
Вновь уподобив меня образу души, –
Меня, как недостойного жизни,
Как приговоренного к смерти,
Как злодея, как бесчестного,
Как попранного сатаною,
Как [душою] неисцелимо преданного [ему],
Как достигшего недр смерти,
Как ставшего омерзительным,
Как признанного недостойным Твоего призыва,
Как вообще преданного погибели,
Как обреченного на скитания, как преследуемого,
Как несчастного, как отчаявшегося,
Как сломленного, как поверженного, как сокрушенного,
Как скорбящего, как душою тоскующего,
Как посрамленного.
Приклони снова ухо Твое,
О милосердный, человеколюбивый, могущественный,
К молитвенным словам моим,
Как [к словам] опомнившегося,
Кал [к словам] исповедовавшегося,
Как [к словам] павшего к Твоим стопам,
Как [к словам] раскаявшегося,
О Ты, который взвешиваешь,
Вписываешь [в книгу жизни] и почитаешь великими
Стенания души и звуки рыданий,
Горечь во рту, иссохший от жажды язык, скорбное лицо,
Благую волю помыслов и глубокую искренность сердца;
Ты – спаситель душ, который видит еще не содеянное,
Творец всего и Врачеватель невидимых ран,
Защитник уповающих и благопопечительный Господь всех,
Вечная слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 21


Слово к Богу из глубин сердца


1

Поелику я, своей волею, сам предав себя смерти,
Никогда не становился как человек на ноги
И не получил сердца разумного, как в Писании сказано [1],
И поелику не изменился я [в сравнении] с прежде написанным
И не пошел по пути благому,
То почему не показать мне извилистых, мрачных моих стезей,
Излагая это повествование?
Посему, сообразуясь с [желанием] этим и сохранив неизменным
Существо и облик внешний сего слова изложенного,
Я снова, еще раз исповедуюсь здесь
В остальных преступных моих пороках,
Что станут известны из [строк] нижеследующих.
2

Наказания достойный пришлец жестокий,
Своим поведением необузданно дерзким
Приумножил я полчища Велиара;
Омерзительным, коварным обманщикам бесам
Я [повод] даровал своею беспечностью
Резвиться, плясать и скакать в исступлении.
Удары тайные и язвы невидимые получил я от палачей-губителей,
Не отверг я отринутых крестом христовым,
Но, более того, усилил их вдвое.
Из-за неправедности моей, о я, злополучный,
Имя Твое, о Иисус, у нечестивцев хулится,
Как некогда [хулилось] оно из-за Израиля у язычников.
Я насадил сам в себе зловредную, гибельную пагубу пагуб,
Подобную пожирающим и истощающим цветок души моей
Гусеницам, и саранче, и иным червецам,
По чудесному плачу Иоиля [2], обозначающему ими в притче
Набежников и души злые – [губителей] страны Израиль,
Я приготовил себя боле к их сотворению, нежели к истреблению,
Я собрал, скопив против себя
Множество воинов, снаряженных оружием смертоносным,
Я создал для себя беззаконных и бесстыдных уничтожителей,
Я придал силы моим соперникам, дерзким и непреоборимым,
Я взял в удел себе горечь вместо вкушения сластей –
Всегда вероломный в отношении к Творцу и вечно верный искусителю.
Горе моему злосчастью, бедственной моей кручине,
Моему мрачному бесчестью и беспросветному стыду!
Как отважусь я с речами своими предстать?
Громок рыдающий вопль мой и нестерпим жалобный крик,
Ибо, коли бы мог я увидеть душу мою,
[То увидел бы] ее безобразной, изнемогающей
И совершенно бессильной,
Рыданиями скорбными ввергнутой в сомнения крайние,
Подобно служителю капища загаженной и опоганенной цветом нечистот,
Ибо скверна грехов и служение литому [из меди] идолу
Суть одно и то же.
Днесь я пошел этой дорогой погибели по следам тьмы,
Отдал «участок любимый» Твой, обратив его в «степь пустую»
Как речет пророк, что обличал священников Израиля.
3

И как могу именовать я себя человеком,
Коли причислен к нелюдям?
И как назовусь словесным,
Коли причастен к глупости бессловесных?
Как сочту себя зрячим,
Коли сам в себе свет погасил?
Как прославлю себя познающим,
Коли замкнул мои врата познания?
Чем докажу я, что запечатлен во мне благодатью образ нетленного,
Коли сам умертвил в себе душу?
Не могу я назваться также ни движущимся и ни дышащим,
Не говоря уже о духовности и одаренности разумом.
Бесполезнейший средь сосудов,
Наихудший средь камней [в кладке] стены,
Презреннейший из числа призванных,
Ничтожнейший средь сборища приглашенных,
Страхом смерти устрашенный, я всеми покинут,
[Подобно] болями и ранами [страждущему] Иерусалиму,
Как поучает в слове своем Иеремия.
Дни мои истощились в стенаниях,
И в скорби промчались годы,
Как гласят песнопения псалмопевца [3]
Как шерстяная одежда [снедаема] молью и дерево червем,
Так и я снедаем острой болью в сердце,
Как речено мудрецом;
Словно паутина, я износился и стал непригоден,
Согласно псалмопевцу;
Я исчез, как утренний туман, как роса предрассветная,
Как сказано в гласе пророческом.
Однако не на человека возложил я надежды,
Дабы, заслужив тем проклятие провидца,
Не отчаяться мне безнадежно,
Но на Тебя лишь, о Господи душелюбивый,
Ибо, погруженный в безмерность своего сострадания
Ты даже в час распятия на кресте
Молил в великом Твоем милосердии
Отца своего вышнего за мучителей Твоих.
Так даруй мне надежду на искупление,
О жизнь и прибежище,
Дабы, испустив жалкое свое дыхание,
Обрел я душу благую Твою.
Тебе с Отцом и Духом Святым Твоим
Могущество, победа, величие и вечная слава. Аминь!

 

 

 

Глава 22


Слово к Богу из глубин сердца


1

Вновь продолжу я здесь иносказательно
Укоры душе моей осужденной,
По-прежнему непрестанно усугубляя их,
Располагая и представляя опять в тех же образах и тем же размером.
Быть может, зачтет мне всеведающий
Эти причиняющие боль слова обвиняющего приговора
Как истинное исповедание тайных и греховных моих деяний.
2

Я не кто иной, как конь говорящий,
Но жестоковыйный, необузданный и неукротимый,
Я – осленок своенравный, дикий и упрямый,
Я – телица, не носившая ярма, непослушная и необученная,
Я – человек исступленный, отлученный и заблудший,
Я – домовладыка, достойный смерти, нерешительный и ленивый,
Я – разумный [по естеству], свиреп, звероподобен и нечист.
Я – олива дикорастущая, бесплодная, годная лишь на сруб,
Мое тело для души моей – [источник] печали, упреков и терзаний,
Я – неисцелимо ранен, беспомощен и неспособен стоять,
Я – ожерелье из золота кесарева, потерянное и несбереженное,
Я – раб негодный, беглый и жалкий.
3

И вот я добровольно предал сам себя [грехам] и загубил тело,
Потерял душу, всегда обманываясь в понятиях своих,
Стал поистине строптив и сердцем жесток,
Забывчив и скуден умом,
Лишен чувств и безрассуден,
Бесстыден взором и злоймен.
Как изнутри, так и извне я весь поражен
Смертоносным жаром мучительных терзаний
И ни в каком благом деле ничем
Не могу быть полезен Тебе, о Ты, Господь всех.
Оплакиваю я чрево, что породило меня,
Скорблю о сосцах, что вскормили меня;
Почему вместо молока не сосал я желчь свернувшуюся?
Почему при вскармливании
Не была дана мне горечь вместо сладости?
И коли я сам, встав против себя с речами столь многими
Безжалостным обвинителем,
Меча гнева моего все еще не укротил,
То кто здесь из земнородных сможет меня смягчить!
Я все посрамлю [в себе],
Все существо свое я обвиню и накажу,
Все скопища вредоносные я ударам подвергну,
Я стану истцом язвящего воинства [моих грехов],
Все главные орудия чувств своих я покараю.
Грешен я всем и во всем, смилуйся, о милосердный!
Ты не внове находишь во мне тьму преступных долгов,
Но все тот же я, вечно подверженный прегрешениям,
В незалатываемой одежде, заблуждающийся,
Пред Тобою [стою], о неизменный,
И лишь Ты один, поистине сострадательный,
Благословенный и человеколюбивый,
Непреложным своим прощением
Спасешь меня, предварив правостоящего.
4

Так даруй же мне, о попечитель, –
Могущественный, небесный и благий,
Зиждитель всего из ничего –
Горящий уголь невещественной силы слова Твоего
Устам моим говорящим,
Дабы стали они причиною очищения
Всех орудий чувств, распределенных во мне, –
Творении рук Твоих;
Ими, Тобой сотворенными и исцеленными,
Я, заново преображенный,
Гласом неослабимым вопия непрестанно,
Вознесу к Тебе восхваления
Во славу Отца Твоего – [Господа] Бога нашего
Во веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 23


Слово к Богу из глубин сердца


1

Господи-Боже всех, могучий во всем,
Пространство, бесконечное для всего [сущего] и безграничное,
Всем естеством своим близкий для всех,
Ты повсюду, и для Тебя нет предела.
Ты никогда не видим,
Но и нет видения без Твоего светлого начала.
Слава неизмеримая, имя непостижимое,
Призыв величия, глас беспредельности, сущность неисповедимая.
Недоступно далекий и неразделимо близкий,
Ты слышишь стенания и зришь несчастия,
Ты предстоишь отчаянию, о искусный целитель неисцелимого,
Начало милосердия, Бог утешения!
2

Воззри, о Господи, с милосердием на горький и скорбный образ
Моих многоопасных, беспокойных страстей,
Кои я развернул пред Тобою,
Будь мне сочувствующим врачевателем,
Но не судьей, призывающим на следствие.
Поистине велика опасность сих мучительных сомнений и колебаний:
Телом овладели грехи,
Душа же не отделена от злых дел;
Воля связана привычками пороков,
И все тесто естества замешано на смертельных страстях;
Сокровенные чувства сердца уязвлены укорами совести,
И вовсе исчезло упование на благодать;
Обладая разумом, числишься средь животных,
И в бытие проникла гнусная скверна;
Внешне здоров, но духовное существо изранено
И воспоминанием о своих ужасных грехах
Обречено на отчаяние вечное;
Беспокоит страх из-за содеянного прежде,
И чистота молитвы вовсе замутилась;
Угрызения совести вновь смрадно пенятся,
И, возложив руку свою на плуг, озираешься назад;
Лицом движешься вперед, а ногами идешь вспять,
Зная сущности [истинные], постоянно обманываешься несуществующими
И в сражениях мысли всегда побеждаем ничтожным;
В стенаниях сердца пожаром вспыхивают врата гортани
И пересохла обильная влага нёба;
Со всех сторон окружен тьмой беспросветной,
Пределы чаяний сузились бесконечно,
И нестерпимая кара запечатленною видится в будущем;
Стоны утрат приходят на память,
И в судилище мыслей вписан приговор возмездия;
Благодетеля око явило гнев,
И тот, кто есть свет по своему естеству,
Против бренного существа моего распален;
Безмерное величие Бога сталкивается с ничтожной природой моей,
Всегда в громе слов являя гнев
Против меня, пепла разумного,
И камнями правоты [своей] избивая меня, достойного смерти;
Талант, [дарованный] мне здесь, расточил я в разврате
И драгоценный свой дар зарыл в землю как нечто презренное;
Плоды трудов моих сокрыты мглой лености
И, подобно тусклому свету свечи, угаснув, исчезли;
Лишенный права ответствования, онемел мой язык,
И мои надменно сложенные уста по справедливости стали безмолвны;
Пытливые мысли мои рассеялись в разные стороны,
Потеряли способность постигать полезное,
И, взвешивая [все], дабы избрать добро, я бываю безрассуден;
Зло мешает мне сойти с дороги греха,
И лампада масляная заполнена пеплом печи;
Запись имени моего стерта из книги жизни,
И вместо блаженства в нее вписаны угрозы.
3

Коли вижу воина, жду смерти,
Коли посланца – немилости,
Коли судебного писаря – заемного письма погибели,
Коли законоведа – проклятий,
Коли проповедника – отряхивания праха ног его,
Коли человека набожного – укоров,
Коли наглеца – огорчения,
Коли буду испытан водою заклятия, погибну,
Коли снадобие испытания приму, умру,
Коли замечу плоды добра,
Бегу как от мнимых своих злодеяний,
Коли поднятую руку [вижу], сгибаюсь,
Коли пугало маленькое, содрогаюсь,
Коли легкий стук слышу, вскакиваю,
Коли на пиршество приглашен, дрожу,
Коли окажусь пред Тобою, великим, ужаснусь,
Коли буду вызван на допрос, как воды в рот наберу,
Коли станут меня по закону судить, онемею.
Днесь все эти бедственные и злополучные сомнения,
Присовокупляясь одно к другому
И [постоянно] пребывая в глубинах сердца моего,
Причиняют ему изнутри неизлечимую боль стрелами незримыми,
Кои неизгоняемо, вечно, всегда, непрестанно,
Вонзаясь в душу и наполняя её гноем все обновляющихся язв,
Предвещают мне опасность ужасной смерти.
Оружие железное моих сокровенных тайн,
Окруженное слоем гноя,
Нанося скрытые неисцелимые раны,
Причиняет мучения мне при вдохе и выдохе;
Жестока страдая от этих терзаний,
Я слезный вопль моей скорбно стенающей души
[Обращаю] к Тебе, благодетелю всемогущему,
И в последнем моем рыдании, смешав свои слезы
Со слезами молящихся за меня мучеников,
Коих Ты сотворил из земли,
Отсюда, с земли возношу на небо к Тебе
Мои чаяния и мои мольбы.
Даруй, о Господи, покой мирной жизни,
Мне – жалкому труженику на ниве земной тщеты,
Ты, что есть всё во всём,
Ты, что всем сущим стяжал себе славу. Аминь!

 

 

 

Глава 24


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь, что заслужил я, с какою мольбою
Мне предстать [пред Тобою]
[Просить ли] царствия небесного,
От коего я уклонился?
Или благолепия славы Твоей,
Коего я лишился?
Или же жизни бессмертной,
От коей был я отринут?
Или же общения с ангелами,
С коими был разлучен я?
Или причисления к праведным,
От коих был я оторван?
Стать ли живой лозой виноградной,
От коей был отсечен я?
[Стать ли] сучком на древе услады,
На коем засох я?
Или же цветком славы благодатной,
С коей я, [словно лепесток], опал?
Или [стать мне] наследником величия,
Под [тяжестью] коего я согнулся?
Или просить родственных объятий отчих,
Из коих я был исторгнут?
Гордиться ль мне облачением из света,
Кое спало с меня?
Уповать ли мне на возвращение к создателю,
От коего был я отчужден?
Обратиться ль мне к вожделенному свету,
От коего я отдалился?
Иль приобщиться мне к костям Иисуса,
Коими я был отвергнут?
Или ж к рукам того подойти мне,
Коему стал я чужим?
Искать ли прибежища мне в уповании,
От коего я отвратился?
Или – в спасительном возрождении,
Для коего я уже умер?
Иль [уповать мне] на бодрость бдения,
Что покинула меня?
Иль на канон обетования жизни,
От коего я отклонился?
Или на незыблемые установления,
От коих я совратился?
Иль на твердость утеса недвижного,
От коего я отшатнулся?
Иль [причислить себя] к сонму [пречистых],
Из коего я выбыл?
Быть сотворенным мне в городе первенцев,
Откуда был угнан я в плен?
Или молиться мне о хлебе насущном,
Коего [еще] я не заслужил?
Попросить ли о прекращении страданий,
Из-за коих я пота не пролил?
Быть ли увенчанным мне наградами,
Коих я не удостоен?
Быть ли мне внесенным в книгу жизни,
Из коей вычеркнули меня?
Иль вспомнить мне милость Твоих благодеяний,
О коих всегда я забывал?
2

И вот пресеклась, порвалась нить упования на жизнь.
Завладела мною мерзость проказы, весь занемог я;
Вконец скверной охвачен, истощилась плоть моя,
И она мертва уж для Бога.
Белеет крохотная лишь язва, блестящая и гадкая,
Остальное все сохранило прежний сомнительный вид
Означает сие двойную скверну.
Блеск славы вконец угас для меня;
Спасение отступило, померкло добро;
Наглухо закрылись пути жизни;
Утешение исчезло;
Подошел день суда;
Яд смерти разлился во мне;
Снова во мне ожило убитое;
Корабельную пристань забило камнями;
Заросла тропка надежды;
Покровы благодати с меня были сорваны;
Благолепие славы померкло;
Прозорливость напутствия была отметена;
Умножились тернии упреков;
Распустились росточки несправедливости;
Пламя геены воспламенило меня;
Усугубился гнет неволи,
И цепи рабства окрепли.
Вот рухнул столп, подпирающий кровлю,
Развалилось основание вышки,
Расторглось единение родства,
Был оскорблен Божий Дух, любящий святость.
3

И поелику испил я последнюю горечь:
Муки, терзания, печаль, скорбь душевную,
Боль неизлечимую, смятение безысходное,
Срам непостижимый, позор неутаимый,
Стыдливость робкую, бегство безвозвратное,
Гонения бесчеловечные,
Бессильный голод долгого пути
То Ты – спасение, могущество и вспоможение,
Милосердие, просвещение, очищение, бессмертие,
Господь Иисус Христос, Сын Бога Живого
Создатель небес и земли,
Что даруешь воду жаждущим на безводных пространствах пустыни.
Благословенный, сострадательный, могущественный, человеколюбивый,
Долготерпеливый, заботливый, искусный, попечительный,
Бескорыстный защитник, победоносный страж и жизнь нетленная,
Посредник небесный, неиссякаемое изобилие, торжествующее блаженство,
Протянув с любовью десницу милосердия своего,
Прими меня, многогрешного, искупившего [грехи] и очистившегося,
И приблизь к Слову Сущему, к Духу, чтимому наравне с Тобой,
Дабы снова Он, примиренный Тобой, вернулся в меня.
И чрез Тебя я, жертвованный Отцу,
[Чтоб] могущественным существом Его
И целомудренной волею Его
Тут же перед Ним, связанный навек
Дыханием привета с благостью Твоей,
С Тобою слился нерасторжимо.
За это Тебе, Отцу Твоему вместе с Духом Святым –
Троице лиц в одном естестве, в Божестве одном –
Слава и хвала всех тварей живых,
Благословение во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 25


Слово к Богу из глубин сердца


1

Но поелику сверх стольких бедствий,
[Выпавших на долю] мне, злополучному и несчастному,
Громоздятся одна над другой
Беды, из коих в предыдущих главах
Отображена лишь толика [малая],
Посему изменится лад речей моих,
Но не оплакивание напастей моих.
2

Ибо дни жизни моей очень похожи на разъяренное море,
Где душа моя в этом мире, в обиталище тела
Подобна челну, качающемуся
Под ударами несметного множества валов.
Пророк Исайя по примеру сему изобразил
Внезапное разрушение ордами персов Иерусалима и Самарии.
Так что не большой был грех
Уподобить это крушению души моей.
Ибо, покуда шел я по жизни беззаботно, прямо и уверенно,
Слегка опасаясь лишь злоключений,
Вспоминая [о них] в краткую пору между трудами и отдохновением –
Будто я уже достигнул его, –
Грянула зима, наступила в пору летнюю,
Налетела с вьюжными метелями и нарушила
Покой бурным натиском.
И челн утонул под ударами лютых волн,
Уключины весел сломались,
Мачта высокая была сорвана с места,
Крылья паруса стали лохмотьями, их уже не сшить;
Померкло благолепие сооружения,
[Туго] натянутые канаты лопнули,
Накренилась смотровая вышка на носу,
Снасти веревочные оборвались,
Исчезла надежда на якорь,
Расшатались толстые связки обоих креплений,
Искривились дышла правила,
Потонул остов, подпирающий дно,
Основание руля погрузилось [в воду],
Приспособления для передвижения были сломаны,
Подпорка дна корабля тут же рухнула,
Спайки на корме разодраны на части,
Исподняя часть чрева корабля
Пришла в негодность,
Края стенок кормы, расшатавшись, распались.
Великолепные ложа, упав, потонули,
Стройный остов опустился на дно,
Одр отдохновения был перевернут,
Обшивка из досок сорвалась с места,
Скреплявшие их гвозди были вырваны.
Плоды всего этого, словно памятник плача,
Уподобились мне.
Корабельщик перед кораблем в смятении скорбит,
Приложив перст к устам, льет потоки слез.
Небольшие обломки, [после бури] оставшиеся,
Качаясь на гребне морских валов,
Подобно тварям умирающим,
Жалобно и горестно стонут без конца.
И посему, если я скажу, что корабельщик добрый
Оплакивает с воинством небесным
Потонувший в море жизни сей
Ковчег познаваемого бытия моего,
То вовсе сие – не отступление от точности.
Ибо воистину милосердный Господь
В пример [всему] роду людскому
Оплакивал родича похороненного.
Плакал он над ним и над Иерусалимом заблудшим,
А также над Иудой бесноватым.
Двое из них потеряли надежду,
По примеру, сходному с кораблем поврежденным,
А первый, [уже] достигший дна бездны,
С нитью надежды рукой вседержителя
Невредимый был вынесен [и обрел] покой.
3

Возможно ль хоть раз увидеть мне
Многажды сломанный ковчежец тела моего обновленным?
Возможно ль увидеть мне разбитый корабль скорбной души моей исцеленным?
Возможно ль увидеть меня, разлученного большим расстоянием,
Вновь воссоединенным [с Тобой]?
Возможно ль увидеть вновь ликующим
Многострадальное сердце мое, [сердце] скорбящего?
Можно ль уповать лицезреть навек разрушенный
Образ естества моего вновь украшенным?
Можно ль увидеть мне, злополучному,
Разрушенную скинию вновь восстановленной?
Можно ль уповать вновь увидеть меня,
Отверженного узника, освобожденным?
Можно ль, наконец, мне надеяться,
Что вновь оправлюсь я –
Я, лишенный света благодати Твоей?
Ужель увижу я присущее сиянию Твоему благолепие
Проявленным ко мне милосердием?
Увижу ль я когда души своей загрустивший лик улыбающимся?
Ужель услышу я вместо звуков рыдания благую весть, посланную мне?
Ужель узрю снова в целости себя я – чаша, разбитая десять тысяч раз?
Ужель увижу я окнами очей разума моего
Истребленными моих долгов рукописания?
И не станет ли день тоски моей
Благостной зарей дарованного мне очищения?
Ужели пойду я на торжество под сенью света ведомый Тобой?
Ужель оживут омертвевшие и иссохшие косточки мои,
Ожившие, как у Иезекииля под влиянием могущественного Духа [1]?
Ужель еще раз я смогу взглянуть на Храм Твой Святой,
Как вскричал пророк из чрева кита [2], –
Я, лишенный света и охваченный стыдом пред Тобою?
Ужель грядет восход для меня, вскормленного во мгле и уже померкшего?
Ужель выпадет мне, страждущему вечно в холоде,
Увидеть приближение весенней поры?
Ужель увижу я капли дождя, что зазеленят луг моей души?
Ужель узрю я, отвергнутая дикая овца,
Опять себя в пастве доброй воли Твоей?
4

И поелику, как сказал Иов,
Окружают меня тенета бедствия,
Чрез которые пройти я не смогу,
Коль сверкнет мне луч соучастия благодатной воли Твоей
И раскроются врата милосердия Твоего,
Распространятся лучи славы Твоей,
Проявится промысл длани Твоей
И от солнца Твоего разольется день жизни,
Обнажится вожделенное зрелище утра Твоего,
Потечет родник щедрот благости Твоей,
Проструится ручей из ребра Твоего, о создатель,
Просочится по каплям любовь Твоя нетленная,
Явится восход благовестия о милостях Твоих
И зацветет древо даяний Твоих,
Будут розданы останки благословенного тела Твоего,
Исполнятся малые чаяния,
Зазвучит, Господи, Твой замолкший глас приветствия,
Отдалившийся покой Твой приблизится –
Тогда присноблаженною долею своей,
Твердо надеясь, уверую я,
Уповая на Святый Твой Дух,
Коему вместе с Отцом Твоим
Поклоняются [все] сладкозвучно,
[Коего] прославляют вместе с Тобой – светом неприступным,
Что дарованы будут мне, многогрешному, жизнь и блаженство
Вместе с искуплением грехов.
Сохраняя в себе, как залог нерушимый,
Как обетование памяти истинной о даре нетленном,
Именем Твоим неизреченным, грозным величием всемогущим,
Святой и единой неисповедимой
Троицей владетельной ипостасей,
Которая и есть Ты, по природе своей и сущности,
Увенчанный, украшенный благоволением, милосердием, человеколюбием.
Царящий присно в вечной высоте.
Да, благий, Ты властен над всеми, во всем и над всем,
Тебе подобает слава днесь и вовеки,
А в грядущем, в день грозный пришествия
Вечность присная. Аминь!

 

 

 

Глава 26


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь я поистине встал во главе сонма
Собравшихся на торжество печальное,
Тех, кто поет плачевные песни-плачи,
Тех, кто с гласом рыданий соразмеряет слова,
Завершая буквой одной все строфы,
Дабы сильнее щемили они, бередили боль сердца скорбящего,
Кое жаждет излиться [потоками] слез.
Их стенаниями вместе с ними и я
Раскрою в жалобных воплях муки души моей,
Еще не совсем умершей для мира
И не подлинно живой для Бога,
Не вполне горячей
И не вовсе холодной, –
Как [речено] в притче евангелиста, записанной им в Откровении [1], –
Что трижды ненавистно Святой Троице и всевидящему Творцу.
Се есть слог, подобающий скорбным писаниям,
Кои кажутся вдвое жалостнее,
Поелику страдания изображаются
Через связанные определенной буквой созвучия.
2

От долга в талантах отрекшийся [раб] был тотчас же наказан [2],
И я, ничтожный, за дурные дела, свои буду предан [каре] по правде:
Неизбежно, вдвойне осужденный расточитель сокровищ царских,
Перед великим [Богом] вечный ответчик,
Я должен талантов тьму, но не имею и унции.
Без заступника связан я и заключен в темницу жестокую,
Изведал в узилище мрачном горе и недуги тяжкие –
Жалок я, страждущий, без пищи и приюта.
Здесь я избрал для себя иные напевы плачевные,
Кои словами этими обратил в вопль горестный,
В мерном порядке располагая их и завершая
Числом таинственным и неделимым – двойною десяткою
Горнило нищеты бушует [пламенем] со всех сторон,
Взят я в залог, сердцем истерзанный и беззащитный;
Я – человек многогрешный, с душою смятенной, неблагодарный,
Взыскует ответа с меня [Господь], иск предъявив беспощадный.
Сокровенные чувства мои язвит оружие греха и смерти,
Я пленник пороков своих, навсегда их власти преданный,
Острый меч ужаса терзает все мое естество,
И даже отсель, как вспомню я страшный суд,
Помраченным очам судилище видится тьмою кромешною;
Я, жалкий, беспомощный узник сомнений.
Вижу лик страшный – образ всевышнего.
В тартаре бессолнечном и неприютном
Мучусь я, безнадежно заблудший, в геенне огненной,
Погиб навечно я, в бездну грехов погруженный.
Вот оно, серебро отверженное мое, –
Что никогда не будет в чести,
Не будет принято и сосчитано в сокровищнице Господней, –
Молитва нечистая и рука оскверненная,
Недостойная дары подносить.
Но с сердцем разбитым и перстами дрожащими
В надежде на избавление,
Лицом к земле припав, молю Тебя, матерь Иисуса,
Будь заступницей мне, грешному, царица небесная,
Вымоли мне отпущение грехов, о спасительница жизни могучая,
И пусть с земли к Тебе вечно возносятся
Благоухания ладана и масел душистых.
3

Днесь к сплетению плачей моих добавив еще одну часть,
Я в дар благдетелю милостивому принес обильные слезы свои,
Измеряя глубины погибели моей,
Никогда не мог узнать, сколь она велика,
И когда представить ее постарался я в кратких словах,
То, даже ускорив [взмахи] крыльев мысли моей, не постиг ее сути.
[Поелику] рассудок мой повержен [грехами] несметными,
Я чашу гнева взял в руки
И горечь сомнений испил, будто смерти отведал.
Ныне о тьме прегрешений гласом жалобным песнь я слагаю;
Жгучий пламень жаровни невидимой,
Все сильней разгораясь, не стынет во мне,
Бушует бурно и негасимо плавильня незримая.
Острия стрел, отравленных ядом, вонзились в глубины сердца,
Боли резкие, язвящие и смертельные, проникли во все ткани печени.
Бессилие мук родовых мешает быстро разрешиться чреву,
Непреоборимый лекарствами жар [жжет] обе почки мои,
Едкая горечь желчи подступила к вратам гортани моей,
Вопли отчаяния с силой звучат в глубинах моего горла.
Все множество частиц, что составляют мое естество,
Как враги вступили друг с другом в бой,
Им, одержимым страхом сомнений, повсюду мерещится угроза,
[Хоть и] родные, [но] предатели, непримиримы они в сече;
Ни живой и ни мертвый, я в тину мерзких грехов погружен;
Робко, [в сознанье] своей виновности,
К Тебе обращая взор, о благая,
[Молю] из бездны жизни безнадежной
Извлечь меня на свет вожделенный.
4

Да будет увенчан вместе со блаженными писавший речи сии,
Да приобщится он к безгрешным, уповая на милосердие Твое,
Да оживет, облагодетельствованный Тобою, во имя заклания Твоего, о слово – Бог,
Да пребудет над головой дарующего книгу эту
Благословение достохвальных уст Твоих
И да утвердится пожелание соломоновой книги притч [3].
Запечатлей образ Твой в [этой] книге, всевышний,
Ради нетленного обновления.
Ибо один лишь Ты всепрощающ и долготерпелив.
Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 27


Слово к Богу из глубин сердца


1

И коль скоро я приноровил к вознесенным скорбно звучащим
Рифмоплетениям плач и стенания, стоны тоскливые,
Рыдания горькие и песни слезные,
Вновь начну я здесь речи-молебствия покаянные, жалостливые,
Ясно выражу сокровенное,
Дабы первые и конечные слова
Были в согласии – единой мольбой в общей молитве,
И со смирением душеспасительным приложу сюда.
2

Грешен пред Тобой, о великий благотворитель,
Ничтожный я, грешен,
Грешен пред Тобой, Ты, луч рассвета,
Мрак я и грешен,
Грешен пред безбрежной благостью милостей Твоих,
Поистине грешен,
Грешен пред любовью Твоей, о милосердие небесное,
Явно я грешен,
Грешен пред Тобой, создающий из небытия,
Да, точно я грешен,
Грешен пред несравненным простором объятий Твоих,
Недостойный я, грешен,
Грешен пред Тобой, обладающим светом безбрежным,
Лукавый я, грешен,
Грешен пред вкушением неисповедимой сущности Твоей,
Многажды грешен,
Грешен пред Тобой, дарующим непостижимые милости,
Постоянно грешен,
Грешен пред восхваляемым телом Твоим Божьим,
До смерти грешен,
Грешен я, Творец, пред обожаемой кровию Твоей,
Доподлинно грешен.
Вот воистину благословен отрывок главы сей;
Это «грешен я» вселяет в сердце надежду,
Оно чтится как залог, как памятный завет и даяние отчее,
Праотцев закон, всеобщий припас,
Неопровержимое слово, всесильный ответ, мост жизни,
Угодное вышним, излюбленное святыми,
Связь нерасторжимая, голос чудесный,
Непоколебимая основа, мольба вожделенная,
Желанный алтарь, глас отчаяния, снадобье от грехов,
Гонитель жестокости, книга язычников, устав благочестивых,
Древнейший канон, родной для христиан.
Победитель сотворения, средостение мощное, пропасть великая,
Искусство воздвижения, глубь неизмеримая, видение дивное,
Тайна сокрытая, никому не доступная,
Кроме лишь скорости мысли строптивой.
Глас благоприветливый и изумительный,
Не упоминавшийся в последнем решении
О сонме отверженных.
Может, при сем отменен был бы приговор
Правый, [зовущий] к мести и смерти,
Вследствие чего, ставши негодными,
Будут уничтожены установления вечные.
Украшение славы великой им увенчано,
Им благоденствует само Божество,
Ибо кто же, обратившись к алтарю священному
И ухватившись за роги его,
Тотчас не спасся от кары, не стал непорочным?
И если Ахар, Зармия сын, и Кисов сын Саул,
Иуда Симонов, говоря: [«грешен я»], не оправдались,
То свидетельствую я и по праву признаюсь в том,
Что те, кои каются против воли своей под насилием, –
Любовь [у таких] несовершенна,
Следовательно, и спасение неокончательно.
3

Я же признаю по воле своей, повторяю вновь
Блаженные слова, столь родные мне по крещению.
Грешен я, что позабыл благодеяния Твои,
Снова я грешен,
Грешен, что рукой плотской душу поразил,
Глупый я, грешен,
Грешен я в вероломстве пред жизнью Твоей,
Воистину грешен,
Грешен в пренебрежении к слову Твоему,
Нещадно я грешен,
Грешен, что стремился ко дню гибели своей,
Ничтожный я, грешен,
Грешен, виновный в собственной смерти неживой,
Злополучный я, грешен,
Грешен, непочтительный пред величием Твоим,
Гадкий я, грешен,
Вот снова последнее набожное стенание мое –
Ведь увидел себя я погибшим и падшим,
Ибо изгнан я был невозвратимо,
Ибо, [будучи] сыном, стал считаться врагом я,
Ибо с высей небесных был я низвергнут,
Ибо тернии жизни [одни] накопил я;
И все более скорбными стали плачи мои,
Ибо сам себя опорочил я,
Ибо стал капищем погубителя.
Есть еще одна лютая печаль на сердце [моем]:
Считают меня не тем, кто я есть,
Внешне красивая чаша нечистая, стена мерзкая побеленная;
Я, разряженный в суетность славы, ставший тьмою свет,
Несчастливый глаз, в коем есть бревно,
Светильник славы я погашенный,
Причиняю я вред всем, всегда и во всем:
И страстям Господа нашего,
И явлению божественному,
Видениям, сотворенным рукою Творца,
Смирению ужасающему, а [также] тому,
Что видел я сам своими глазами,
За это я в большем ответе,
Чем за Евангелие все.
[Вот что ныне приносит мне] удивление, и восхищение,
И беспокойство гнетущее.
Заботы необъятные, обилие неисчислимое дум,
Восхождение неосуществленное, нисхождение неустойчивое;
Отчаяние должное, укор заслуженный, глумление сообразное,
Отлучение справедливое, проклятие, достойное воздаяния,—
Вот таковы укоры мне, [мне], грешному,
И мучения, коими себя я караю.
4

И поелику все мои грехи властен отпустить [один только] Ты
И вылечить меня, ужаленного смертью,
Владыка благостынь, Бог [сущего] всего, Христос-Царь, Отца Вышнего Сын,
Творец милосердный, Благодавец, Благословенный, Щедрый, Изобильный;
Страшный, Могущественный, Сострадательный,
Попечитель, Вспомогатель, Создатель;
Избавитель, Исцелитель, Животворец, Долготерпеливый, Незлобивый, Упование;
Достохвальный Врачеватель Небесный, Неисповедимый Свет, Жизнь,
Воскресение, Обновление, Искупление.
Коли воззришь человеколюбиво,
Что свойственно Тебе, –
Глядя на Тебя, стану рыдать и я,
Коль прислушаешься – стану вздыхать я,
Приклонишь уши – стану умолять,
Коль станешь внимать – начну бить челом,
Ежели простишь – мольбу вознесу,
Обратишься ко мне – возопию я.
Но ежели Ты пренебрежешь мной – то погибну я,
Коль с ног собьешь меня – стану плакать я,
Коль не одаришь спасением души – я умру [тотчас],
А если гневный покажешь свой лик – изведусь вконец,
Коль станешь грозить – затрепещу я,
С омерзением глянешь – в ужас я приду,
Коль ожесточишься – я содрогнусь,
Станешь преследовать – сетовать начну,
А ежели наземь низвергнешь меня – буду отринут
Коль не погасишь отчаяния пламя – в тревогу впаду,
Коль в ярость придешь – и я обращусь в бегство,
А ежели станешь угрожать мне – уничижусь я,
Захочешь чем-то испытать меня – каменуют меня, Е
жели грозно воззришь на меня – пойду я ко дну,
Коль не пощадишь – буду отлучен,
Коли призовешь – усомнюсь я,
Коли вперишь взгляд – устыжусь я,
Коли крикнешь мне – устрашусь я,
[Все это за то], что отрекся я от заветов благих,
Блаженство отверг, бросил милости, нарушил обет,
Предал забытью залог жизни я,
Порастерял я дерзновение с верою,
Разгневал Тебя, Творца сущего.
Неизреченную благость я попрал,
И исказил я изображение славы.
Но ежели Ты, Господь Иисус Христос,
При сих сетованиях боли и удуший смерти
Явишь мне благость человеколюбия,
Чтоб исполнить на мне слова вдохновенные:
«Исцеление покрывает и большие проступки», мол,
Тем самым всещедрой милостью, вселенной в Тебя,
Светозарный образ Твой, запечатленный [у меня] в душе,
Обретя опять, укреплюсь я, искупив грехи,
И, спасшись, вторично буду создан вновь для бессмертия, непорочности,
[За что] слава вечная Тебе
Вместе с Отцом Твоим и Духом Святым. Аминь!

 

 

 

Глава 28


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь какие [грехи] открыть или какие здесь мне предъявить?
О каких говорить ныне?
Сколько сокровенных обнародовать или же в каких исповедаться?
Настоящих, кои уже есть, или былых, накопленных мною?
Или грядущих, что грозят уж мне?
[Не рассказать] ли о скользком пути,
С коего я не единожды сбивался?
[Открыть ли грехи], почитаемые мною малыми,
Но кои Бог за большие считает?
Или безобразные, не подлежащие упоминанию?
Ничтожные, кои суть велики,
Или легчайшие, кои суть весомы?
Губительные пороки души
Или умерщвляющие недуги плоти?
Наслаждение в начале пути
Или злополучную гибель в конце?
Невидимые или явные?
Прикасание рукою к [запретному]
Или [пребывание] вдали от него даже дыханием?
Легкие укусы по всей ширине
Или долгое метание стрел?
[Грехи] неизмеримо глубокие
Или же явно всерасточающие?
Многоголовый блуд или неисцелимость недуга?
Откармливание плотью моей зла
Или алкание душою добра?
Ревностность в делах, неугодных Богу,
Или [стремление] к тем же бурным страстям,
Влечение насильно вервием [зла]
Вниз к смерти греховной иль к тщетной надежде?
2

Воистину, как доброхотный безумец,
Сбросив одежды, я выставил срам свой,
Идя против [слов] мудреца,
Мол: «Благоразумные скрывают стыд свой».
Отчужденный от веры, отстраненный от причта,
Нечистый в святости, в непорочности – скверный,
Нечестивец в праведности, в благочестии – грешник,
На словах – близкий к создателю и далекий по нутру своему
Воздающий почести [лишь] устами своими,
Но не сердцем своим, как вещает пророк.
И ежели должно рассказать здесь об ужасах –
Что большая дерзость, чем кара моя, –
Подобен я суетному лжеслужителю Бога:
В смятенном раздумье колеблюсь
На распутье двух дорог к смерти.
Тщусь я, но бесполезно,
Настаиваю, но не добиваюсь,
Спешу, но не поспеваю,
Стремлюсь, но не вижу,
Мечтаю, но не сбывается,
Нуждаюсь, но не выпадает [на долю],
[Хоть] обладаю я всеми земными [грехами],
Сам я – молящийся Богу посланец мира всего.
Но Ты, благодавец, отпусти мне множество [грехов] и забудь;
Тебе легче будет уничтожить их,
Нежели мне – начертать усталой десницей;
Потому и пишу я, [себя] не щадя,
Чтобы великодушно Ты изгладил их, о благословенный,
Ибо из-за нас, грешников, Ты долготерпеливым назван
Словами мольбы скорбящего сердца блаженного Ездры,
Удрученного телом и отчаявшегося душой,
В память о том, что поведал он нам.
Одержимый всеми пороками смертными,
Пав в бездну мерзости и в скверну преисподней,
Я даже не верю, что слышишь меня Ты, как голос Иова.
И вот я, самобичующий пленник, сам себя осудивший,
По доброй воле предал естество свое,
Запретил, закрыл, заказал я себе
Всесторонне все возможности выжить,
Чтоб, спасши меня, грехами оплетенного,
Ты, [присно] хваленый, возвеличился вдвое.
3

И поелику обрел я опыт, вняв пророка благим наставлениям,
Буду молиться я с ним и петь Духом Твоим,
С твердой надеждой на Тебя уповая.
«Возьмите с собой слова [молитвенные], – говорит Осия, –
И обратитесь к Господу-Богу вашему,
И говорите ему: "Ты властен отпустить [все] наши грехи",
Дабы быть принятым во благо,
И будете вкушать вы благо...».
И вот заговорил Бог – кто не услышит его?
Засвидетельствовал сам – кто не поверит сему?
И [слова] сии – указ обожаемый,
Дарованный устав, единосущный закон,
Благовестив жизни, цель Господня, врата доброты,
Призыв к усладе, образ доточный,
Безупречное сокровище, память незабвенная.
Чрез эти [слова] принял я веру,
И отсель с пророком я свидетель тому,
Что Ты властен вполне простить все грехи мне,
Тем став могущественней, возвеличившись вдвое
Над несчастной, разбитой душою моей.
Царишь Ты над всеми, доволен Ты всеми, поспеваешь повсюду,
Побеждаешь насилие всякое, сокрушаешь всякую жестокость,
Изгоняешь всякое противодействие, уничтожаешь всякую грубость,
Попираешь всякую дерзость услаждаешь всякую горечь,
Все невыносимое делаешь приятным,
Все долги прощаешь и прегрешения все отпускаешь.
Ты в силах, о всемогущий, всевластный, всеведущий,
Грехи всех утопить в воде, уничтожить и прочь отмести,
Подобно тому как ничтожная искра –
[Частица] молнии слабой,
Упавши, тонет и гибнет в пучине моря безбрежного.
4

Днесь словами мольбы тех, кто книгу сию прочтет,
Смилуйся во имя креста
И смертных терзаний Сына Твоего,
Отец милосердия,
[Над тем, кто является] первопричиной
Скорбного звука сих напевов плачевных,
Кто уготовил нам снадобье, жизнь спасающее,
Да будет и он исцелен во имя Твое, о всемогущий;
Кто указал нам при условиях сообразных
Исповедания путь,
Да очистится от грехов своих;
Кто гордыни крылья научил нас ломать
По тем же правилам заветов жизни,
Да будет спасен он от жестоких оков
Первоначальных, конечных и средних бед смертных
Благодеяниями Троицы Твоей
Для возрождения и просвещения,
Вместе с ним и мы осчастливимся.
Эта часть молитвы с Богом отвращает противоборствующие силы дэвов и внушенные дэвами недуги.
5

И вот Ты, совершивший все сии чудеса,
Отец тварей всех, грозное имя, страшный глас,
Наименование родное, любимое слово, возвещение чудесное,
Суровый приказ, неисповедимое бытие, неизреченное существование;
Истина безмерная, сила неосязаемая, воля всеблагая,
Власть беспредельная, величие неизмеримое,
Высота непостижимая, множество несметное,
Изобилие недосягаемое,
Причина Сына из-за отцовства, но не из-за предварения;
Ты Сам и чрез Твое могущество беспредельное
Пригрози бесовскому жару лихорадки гнетущей,
Незаметно вкравшемуся [в нас] вместе с грехами,
Дабы вышел прочь он из человека
Убоявшись дивного, бесконечного тока крови агнца небесного,
Окропившись которой однажды стали чистыми все навеки.
6

И вот смиренной скромности Богом дарованного таинства сего
Да устыдится сатана из-за злых деяний посланцев своих;
Пусть терзается он и неволится,
Удаленный и изгнанный прочь во «внешнюю тьму»
Из скинии тела, где обитать должен Ты.
И, осушивши, сотри [следы] скорбных слез с лиц наших
И стенания, стоны горькие [изгони] из сердец наших.
И, вспоминая раны, [нанесенные] гвоздями теми, –
Жестокие, ужасные и смерть несущие, –
Коими пригвожден был единородный Твой Сын
Ко столпу креста, пусть страдает зло.
И сильный удар острого копья, бок пронзившего,
Нанесший [Христу] рану великую,
Пусть сгубит вконец первопричину смерти.
И как преклонил он, испуская дух, славную главу
Ко груди Твоей, всевышний [Отец],
Так пусть будет подавлен бунт злонравного Велиара,
Брошенного всеми на гибель.
И коль, спрятавшись, скрылась правда бессмертная в чреве земли,
То гордыня возросшая мнимого гордеца
Пусть вперит свой взгляд и узрит себя
В мрачной тени смертной бездны ада;
Пусть вспомнит он первый удар неизлечимый,
Убивший муками, жизнь дарующими,
[Муками] всемогущего противоборства яду дракона.
Оттого и во славу Тебе, Отец милосердия,
Все признания мои.
И Сыну Твоему хвала вместе с Духом Святым,
Ибо ни одно из [трех] лиц не обладает
Преимуществом силы перед другими,
А одно лишь слово Твое безначальное, личное
Вместе с Твоим предвечным Отцом прославляем.
И Тебе, единой Троице Святой,
Равно прославляемому господству Твоему,
Единосущной, неделимой ипостаси Твоей
Благословение, восхваление, доблесть
И неизреченное обладание величием, благополучием, покоем,
И равенством равновеликим во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 29


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь Ты один – начало всех благ, милосердие неизреченное,
Вознесенный Сын единого Бога,
Тот, кто в течение целого дня
Являл нам пример всепрощения и спасения,
Но не осуждения на погибель;
Преобразивший день несчастья
В великое, полное надежды благовестив мне.
Ты – Врачеватель для меня, болящего,
Ты – Пастырь для меня, овцы заблудшей,
Ты – Владыка для меня, уповающего [на Тебя] раба,
Ты – Вино, не разбавленное для меня, горько скорбящего,
Ты – Елей целебный для меня, израненного,
Ты – Спасение для меня, погрязшего в грехах,
Ты – Благословение доброе для меня, отверженного,
Ты – Печать благодеяний для меня, презренного,
Ты – Помазание на чин для меня, ограбленного.
Ты – Восстановление повторное для меня, ниспровергнутого,
Ты – Защита могущественная для меня, упадающего,
Ты – Помощь высочайшая для меня, соблазненного,
Ты – высокие Врата для меня, колеблющегося,
Ты – Ступени блаженства для меня, несчастного,
Ты – Дорога проторенная для меня, заблудшего,
Ты – Государь, [долги] отпускающий мне, задолжавшему,
Ты – ласковое Обнадеживание для меня, покинутого,
Ты – Поддержка в жизни для меня, отринутого,
Ты – Один лишь Великий, Всещедрый,
Предопределивший обилие благ,
Изливаешь [на нас] щедроты безмерные,
Больше, чем просим иль помышляем мы,
Как говорит в восхвалении Павел.
Ведь Ты завещал нам с раннего утра и до захода солнца
Тогда ж постепенно с сердцем свободным,
Протянув навеки руки друг другу,
Раз четырежды десять, да три, да девять полсотен
Оказывать благодеяния
И даровать друг другу милости.
И это превыше всех чаяний наших.
Но коль со мною, бедным, презренным,
Рядом поставить Твою славу,
Всемогущую силу грозную, благословенный Господи Христе,
Бог всего [сущего],
Какой же мерою иль измерением определюсь я
И сравнюсь я, прах, с Тобою, Творцом?
Поелику тем самым Ты остаешься беспределен, неисповедим,
Доброта совершенная, непричастная ко мраку гнева;
Пред величием Твоим ничтожно [все] множество звезд,
Коим, создав их из небытия, дал Ты имена,
Или же сотворенное из ничего вещество земли,
Рассеянное в воздухе, из коего основал Ты суши просторы.
[Все это ничтожней] малого числа того, прежде упомянутого,
Коим поучал Ты нас быть подобным Тебе.
2

Но вот исчезло и кануло [в воду]
От сияния долготерпеливой воли Твоей
Зло повсеместное, как ничтожный мрак,
Под жарким солнцем рассеивающийся.
И так именно чувства природные
Показывают нравы всеобщие.
Поскольку кто же из людей, согрешив, не раскаялся?
Кто, осквернившись, не устыдился?
Кто, погрешив, не усрамился?
Кто, ошибившись, не упрекнул себя?
Кто [низко так] пал и не сетовал?
Кто соблазнился и не пожалел?
Кто был побежден и не приумолк?
Кто был обольщен и не воздыхал?
Кто, вкусив желчи, не огорчился?
Кто пал с высоты и не поднялся?
Кто, обесславясь, не стал горевать?
Кто, лишившись блаженства, не плакал [о том]?
Кто не опечалился, утратив славы благодать?
Кто, увидя зловредность свою, не бранил себя?
Кто был отлучен от лица Бога и не застонал?
Кто, услыхав Божью острастку, не затрепетал?
Кто тысячу раз о беде одной [своей] не тужил?
Кто не задрожал, раздевшись зимою?
Кто, став нечестивцем, не каменовал совести своей?
Кто в величии своем узрел раба и не досадовал?
Кто, сотворивши зло, не проклял себя?
Кто, осквернившись, не хулил себя?
Кто, учинив срам, не возгнушался плотию своей?
Кто, к бесславию близко подойдя, не проклял свой день?
Кто, вспоминая содеянное им, не краснел [от стыда]?
Кто, сокровенное перебрав в уме, не был обожжен?
Кто, заметив потаенное, не домогался смерти, гибели?
Кто представил невидимое и не склонился опять до земли?
Кто не примешал к прегрешениям своим
Негасимое пламя горнила?
Кто, [вспомнив] о вреде природе своей, от жажды не сгорал?
Кто, вспомнив вольные злодеяния свои, не помолился о смерти своей?
Кто, [вспомнив грехи], о которых не скажешь, не взволновался?
Кто не горевал о несносных для [нашей] природы [пороках людских]?
Кто из великих [мира нашего] не истлел [во прах]?
Кто из осквернителей целомудрия не был предан огню?
Кто, вспомнив прегрешения свои,
Ставшие причиной изгнания его,
Не встревожился?
Кто, видя гадкую внешность свою,
Не почел себя подсудным гневу всевышнего?
Кто воочию представил главные грехи
И не был поражен оружием смерти?
Кто же [рассказал] о позоре своем
И не смесил вопль отчаяния со звуками плача?
Кто это, лишившись царского трона, Н
е скорчился и на землю не пал?
Кто прахом посыпал голову [свою, сняв] славы венец,
И, замученный, вновь не умер в душе?
Кто не загрустил, будучи одет
Во вретище вместо блестящего платья?
Кто, загубивши [вконец] жизнь свою, не терзался сам,
Слез кровавых не лил?
Кто, во мрак облачившись взамен светлых одежд,
[Скорбя], не зачах?
Кто, проливая слезы над любимой,
Не завял, [как цветок]?
Вот наивернейшее изображение мое, [меня], достойного хулы:
Грустный лик, сияние померкшее, влага иссякшая, иссохшие уста,
Обесславленный образ, душа печальная, искаженный голос, шея согбенная.
Коль [пожелает] кто истину явить –
Не скривит душой, [сказав], что от стыда грехов
Разум не кичится, сердце не гордится,
Томится – не просит наград, жаждет – не молит [ни о чем],
[Вечно] в сомнении, упрекает себя голодающий, справедливо отверженный,
Поистине алчет, по заслугам ударам подверженный,
Приговоривший себя к смерти, заслуживший изгнание,
Жалкий, себя проклинающий.
И это толкуется и показывается [в притче]
Об укоряемом фарисее праведном
И грешном мытаре прославляемом [1].
3

И ныне, если [все] грехи,
Измышленные искусителем,
Который прибрал к рукам нас, оступившихся,
И сеет в нас свое, что будет исчислено в день [судный],
То почему все то доброе, что посеяно в нас,
Чтоб придать душе [нашей] мужество,
Попечительной волею Твоей, о избавитель,
Не исчислишь Ты, Господь милосердный, могучий и побеждающий,
Очищающий грешников, всемогущий спаситель всех?
Коль [захочешь] – Ты бездну превратишь в небеса
Или же мрак ночи в свет преобразишь,
Коль [захочешь] – из горечи желчи сделаешь сладость манны [небесной]
Или же стенания глубокой тоски
В пляску радости свадебного хора превратишь,
Тебе легко и сподручно сделать это,
И даже более Ты можешь сделать, властвуя грозно над всеми.
И слава Тебе во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 30


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь да сбудется слово милосердное Твое –
Боже всех, благословенный и снисходительный, –
О грешнике, что, многажды согрешив в течение дня,
Раскается и обратится к Тебе,
Пусть коли даже выбор сделан
При вздохе последнем его,
Либо обратится он во время злодеяния,
Тем паче что жестокий, самовластный мой сообщник –
Это вечно лгущий ратник,
Приверженный к обману обольститель,
Пасущий ветры, согласно притчеслову,
Трудноуловимый для создателя беглец,
Пленник ловца порочного моего тела,
Врожденный его противоборник,
Находящийся в смятении великом,
Из-за многих и разных причин,
Несчетное множество коих
Известно одному лишь Тебе.
Но за грехами следуют жалобные рыдания,
Безнадежные, мучительные и горестные;
К Тебе, о Господи, обращаю я –
Устыженный и страждущий от грехов неисчислимых,
Гнусных и опасных, –
Мои слезами написанные мольбы,
Стенания, сострадания достойные.
2

Но дабы повторения мои не превратились в многословие,
Я [сделаю речь] свою еще более плачевной,
Ибо никогда [грешник] не дерзнет просить
Царства [небесного] для себя,
Но лишь облегчения страданий,
[Будет молить] о жизни
Не с живыми средь света,
Но с погребенными – средь тьмы,
Не с вознесенными,
Но с сокрушенными и смиренными.
Во время отдыха своего он утомлен,
На пиршестве печален;
На челе улыбка, но душа уязвлена,
Лицо смеется, но в глазах скорбь,
Внешне являет спокойствие,
Но слезы доказуют горесть сердца.
В обеих руках его по кубку.
Один – с кровью, другой – с молоком;
Две кадильницы с горящими угольями:
Одна [курится] ладаном, другая – смрадом;
Сосуды, содержащие два вкуса:
В одном – сладость, а в другом – горечь;
Пара ковшей с двумя назначениями:
Один – для слез, а другой – для серы;
Чаши, несомые кончиками пальцев:
В одной – вино, а в другой – желчь.
Врата зрения, несхожие [друг с другом]:
Одни – для плача, другие – для заблуждения;
Плавильные печи с противным действием:
Одна – разжигает, а другая – гасит;
Два лика видимых [выражают]:
Один – толику ласки, а другой – гнев нещадный;
Две руки, вверх воздетые:
Одна – для удара, другая – для осуждения;
Лица с двумя выражениями:
Одно – грустное, а другое – гневное;
Две укоризны вместо одной:
Одна для земной жизни, другая – для будущей;
Два упования сомнительных:
Одно – «хотя бы», другое – «быть может»;
В одних устах два крика:
Один – сожаления, другой – возмущения;
Два чувства в сердце одном:
Одно – сомнительной надежды, другое – верной потери.
Туча сизая, страшная, с двумя ливнями:
Один [мечет] стрелы, а другой – камни;
Гром грозный с двумя исходами:
Один – град, а другой – огнь поедающий;
Ночь горести с двумя печалями:
Одна – для плача, другая – для смерти
Утро скорби с двумя воплями:
В одном [слышны] укоры, а в другом – угрозы;
Два солнца на двух концах [света]:
Одно – темное, другое – жгучее.
3

Коли поднимется десница для удара,
Сочтет, что для него;
Коли же рука дарующая,
Не помыслит о себе;
Коли кто-нибудь возгордится,
Он согнется;
Коли кто-нибудь поднимет голову,
Он будет угнетен;
Коли упомянут о зле,
Он зарыдает;
Коли заговорят о святых,
Он устыдится;
Коли станут рассказывать об умерших,
Он содрогнется.
Коли кем-нибудь благословен будет открыто,
Втайне проклянет сам себя;
Коли от кого-нибудь услышит похвалу,
Станет себя, порицая, хулить;
Коли его жестоко осудят,
Сам будет свидетельствовать о себе;
Коли его грубо осмеют,
Почтет это небольшим воздаянием
За большие свои долги;
Коли услышит, что смерти ему желают,
Скажет «да» и снова его повторит;
Коли огнь смерти загудит в небесах,
Он едва поднимет лицо.
Закрыта книга прав его,
Потеряна надежда на оправдание,
[Путь] смелому шествию его загражден.
И коли бы гибель пленника [добровольная]
Не была неискупимой,
Он не медлил бы умертвить себя.
Поистине горе грешнику,
Что, колеблясь, стоит меж двух дорог,
Согласно слову мудреца,
Исполненному Духа Святого.
4

Ныне, как можешь не сжалиться Ты, о сострадательный,
После стольких горестных, скорбных моих стенаний –
Ты, что словами «Я милосерд» возвеличился!
Вот моей злобе пленного противостоит Твоя доброта,
Моей горечи смерти достойного – Твоя сладость,
Твой луч, дабы найти меня, потерянного.
Вот моей наглости заблуждающегося противостоит Твое милосердие,
Моему жестокосердию грешного – Твоя кротость.
Десница Твоя, дабы помочь мне, погибшему,
Длань Твоя, дабы вытащить меня, утонувшего,
Перст Твой, дабы раны мои незарастающие исцелить,
Дух Твой, дабы защитить меня, устрашенного.
Вот моей дерзости неблагодарного противостоит Твое долготерпение.
Могущество Твое, дабы помазать меня, наижестокого,
Приказание Твое, дабы очистить от грехов меня, преступного,
Стопа Твоя, дабы дать убежище мне, бежавшему,
Рука Твоя, дабы оказать мне, стремительно мчащемуся, покровительство,
Свет Твой, дабы предводительствовать мне, заблудившемуся,
Мудрость Твоя, дабы найти выход мне, колеблющемуся,
Благословение Твое, дабы вновь обрести меня, проклятого,
Поощрение Твое, дабы ободрить меня, отчаявшегося,
Чаша Твоя, дабы утешить меня, скорбящего,
Воля Твоя, дабы дать приволье мне, притесненному,
Любовь Твоя, дабы призвать меня, ненавидящего,
Слово Твое, дабы укрепить меня, колеблющегося.
Вот капля крови Твоей пред моей душой израненной.
Скоплению невидимых недугов моих – помавание ока Твоего,
Власть Твоя, дабы снова избрать меня, потерявшего упование,
Участие Твое, дабы снова привить меня, отсеченного;
Вот сияние жизни Твоей предо мной, покрытым мраком смерти,
Мир Твой, дабы успокоить меня, мятежного;
Вот пред моей отчужденностью дикой Твое приветствие
И голос Твой, дабы обратить меня, заблуждающегося.
Ты властвуешь над всеми милосердно,
Нет в Тебе никакой тьмы, и нет без Тебя добра,
И подобает Тебе слава вечная. Аминь!

 

 

 

Глава 31


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь я усугубил несчастье, печаль
Скорбного гласа стенаний великих безутешного горя моего,
Дабы милосердный Ты, Прародитель исповедания
Неизвестных и тайных [грехов],
Сын Бога Живого, Господь Иисус Христос,
Милостиво взглянул и отпустил их.
Поистине Ты властен, доподлинно можешь.
Если захочешь – Ты сможешь;
Возжелаешь премного – так же [много] Ты сможешь;
Скорее давая богатеешь, чем принимая;
Умножаются сокровища Твои, когда их раздаешь, но не когда их собираешь;
Растут доходы Твои, когда расточаешь, а не когда их бережешь;
Накопляются запасы Твои, когда Ты разбрасываешь их, а не когда их копишь.
Все это внушает мне веру,
Что чрез Тебя я найду путь ко спасению.
Верую я, презренный, вместе с почтенными,
Надеюсь вместе с Авраамом и Анною,
Ибо один [из них] поверил слову Твоему,
А другая вняла речам первосвященника.
И посему он, глубоким старцем,
Веря и надеясь, что престарелое и бесплодное чрево Сарры
От благословения станет долиной плодородия,
И увидит он [ее матерью] многих народов,
Пророков святых и царей избранных,
Стал отцом многочисленных сыновей.
Другая же взрастила семерых сыновей
На невозделанной ниве утробы своей.
И число это беспредельно, означает оно сущность саму,
Вечность Божества, и неисповедимые пределы его,
И неиссякаемое в купели множество новорожденных.
Число сие славно, ему пары нет, и нет ему конца,
Оно девственно, жертва особая, присносвященная,
С не изреченной навеки судьбой
И труднодоступным смыслом для нас.
2

Днесь смятенный и скорбный глас тоскующего сердца моего
[Ты] сочти за оправдание души моей, отчаявшейся спастись,
Сложив и приняв вместе [с верою] упомянутых выше счастливцев
Также исповедь малую и мольбу мою.
Чтоб с ними я жил, вместе с ними ликуя,
Уповая твердо скорей на благодать Твою, нежели на дела свои.
Наипаче потому, что [милости Твои] вдвое возвышенней и прославленней
И превосходят меру возможностей мыслей [человеческих];
Они суть воспарившие над несовершенством мысли
Умиротворители смятения моего,
Могучее орудие очищения от грехов.
Вместе с кровью Твоею грозной
И родительницей Твоей достославной по плоти,
[Пусть посредниками будут]
Сходы апостолов, сонмы пророков, скопы мучеников,
Собрания отшельников – конных и пеших, –
Вооруженных мужеством, вступающих обнаженными в бой,
Созвездия монахов избранных, соборы благочестивых,
Соцветия обитающих на земле бесплотных небожителей,
Воинство небесное, примкнувшее к нам,
Приношения ранние, закланные тельцы,
Зажженные светильники, благоухание ладана, приправленного миром,
Победные знамения спасения,
Сооружение богообитаемых скиний,
Руки священников, творящие таинство [посвящения].
При каждом движении человека вспоминаем мы Бога:
При каждом шаге стопы, протягивая десницу, простирая руку,
За добрые [дела] – благодарение,
О сострадании – мольба;
При дружеской беседе, при разговоре общем,
В возгласах, что являют [нам] чувства,
При удачных делах и добродетельном рвении,
Как днем, так и ночью,
При полезных и душеспасительных действиях,
Напутствуемых Тобой,
Во сне или бодрствуя;
В войне народов, в борении против сил нечистых,
В противоборстве с еретиками,
В отношении к малым и престарелым,
Потягивая питье или яства вкушая –
Во всем, что хоть единожды отразилось в чувствах у нас
Будь то приятно или неприятно, –
За первые мы молимся, чтобы они долго длились,
О других – чтоб [Бог] избавил нас
Неизреченным чудодейственным искусством своим.
Ведь все верят в то, что Ты способен на всё;
И грудные младенцы, и юноши,
Дикие разумом, гордецы неистовые,
И даже на подмостках зрелищных,
А также в многолюдных сборищах простонародья
Или же в плясках, неугодных воле Твоей, о Всемогущий,
Ты не позабыт.
3

Днесь Ты все сотворил, все [твари] Твои.
Ты милостив ко всем, один Ты всеблаг;
Коль и согрешат – все ж они Твои,
Поелику числятся в Твоих списках они;
Ведь знают они всесилье Твое, согласно мольбе притчеписца,
К которой я присоединю печальные речения [свои],
Словно преступник свидетельствуя о ней.
И осмелюсь я [нынче здесь] сказать:
Кто называет Тебя с похвалой, признавая Твое бытие,
Ежели даже опять он погряз семижды в грехах,
То, как известно из примера сего, неужто не Твой он?
Подчас видим мы средь черных ворон
Стаи голубей белых,
А среди коней неистовых, скверных –
Агнцев смиренных,
В числе хищных собак – ягнят жертвенных,
Кротость – в жестокости,
Совершенство – в недостатках,
Смирение – в кичливости,
Правду – во лжи,
Искренность – в хитрости,
Прямодушие – в коварстве,
Доброту – во зле,
Благопристойность – в наглости,
Милосердие – в беспощадности,
Раскаяние – в безнадежности,
Благосклонность – во гневе,
Примирение – во вражде,
Снисхождение – в язвительности,
Ободрение – в обиде,
Благословение – в метании стрел.
Никогда я не мог верно рассудить:
Кто ж из земнородных здесь унаследует Тебе?
И лишь Ты один нелицеприятен,
Упрекая по праву и справедливости
И нечестивца очистившегося,
И блудницу раскаявшуюся,
Благодетель для всех, единственный Царь наш,
Присно в высях благословляемый всеми. Аминь!

 

 

 

Глава 32


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь я, лишенный упомянутых прежде достоинств,
Причислив себя к заслуживающим наказания,
Со всеми вместе молю о милосердии:
Вместе с униженными – и с несмелыми,
Вместе с немощными – и с малыми,
Вместе с падшими – и с презренными,
Вместе с изгнанными – и с возвратившимися к Тебе,
Вместе с сомневающимися – и с уверенными,
Вместе с повергнутыми – и с воскресшими,
Вместе с угнетенными – и с укрепившимися,
Вместе с оступившимися – и с поднявшимися,
Вместе с отверженными – и с воспринятыми,
Вместе с ненавидимыми – и с призванными,
Вместе с безрассудными – и с отрезвившимися,
Вместе с беспутными – и с воздержными,
Вместе с удалившимися – и с приблизившимися,
Вместе с отринутыми – и с возлюбленными,
Вместе с оробевшими – и с дерзновенными,
Вместе с пристыженными – и с ликующими,
И снова расскажу я здесь, но не о грехах Иерусалима,
Как велено было пророку о народе древнем,
И не о доме Иакова, о беззакониях его,
А свои поспешу я открыть [грехи].
Ибо, прибавив, как у пророка, «горе мне» к смертной тоске,
Стану себя, как псалмопевец, громогласно укорять,
Дабы обещанной исповедью этой, всеми слышимой,
Сразу навсегда мне очиститься волею Твоей Благословенной
И не нуждаться [в исповеди] вновь.
2

И, преклонивши колени пред Благостью Твоей, о Благодавец,
Распростершись ниц пред Тобой, дабы показать, как никну я к смерти,
И, припав к праху, слился я с землей,
С преходящей сей жизнью пагубной,
И влачусь по ней, подобно скоту,
И, как пресмыкающееся, ползаю по ней,
Волею своей пригвожден я к ней.
Но, к Тебе склонясь, Господи-Боже,
Как к опоре жизни, плотию [своей] –
Побегом ветви корня давидова –
Немо слившись с [Тобой], Божеством несотворенным,
Должен снова я встать, полусогбенный
И пристыженный благодеянием Твоим,
С ликом, опущенным долу, очи вперив ввысь,
И взором скорбным глядеть на Тебя –
Такого близкого в бедствии [моем].
[Ты] – совершенство сострадания и само благоволение,
Вознести я хочу, о Великий, к Тебе мольбу и надежду
И полное слез озеро света.
Выслушай со всещедрым терпением бесконечным меня –
Меня, что [так] огорчает Тебя,
Во всем Ты один лишь – единственный обет спасения.
Бог всего [сущего], величие неизреченное,
Сущность непостижимая, истина неисповедимая,
Сила всемогущая, милость всевластная,
Совершенство безбрежное, наследие неизреченное,
Жребий достойный, одарение обильное,
Мудрость неомраченная, милостыня вожделенная,
Даяние желанное, радость взыскуемая,
Покой беспечальный, обретение несомненное,
Бытие неотъемлемое, стяжание негибнущее,
Высота несравненная,
Искуснейший целитель, неколебимая твердыня,
Возвратитель заблудших, обретатель погибших,
Упование надеющихся, просвещение помраченных,
Очиститель согрешивших, Ты – прибежище беглецов,
Успокоитель мятежных, Ты – спасение погибающих,
Ты – разрешитель уз, освободитель тех, кого предали,
Ты – защита оступившихся, Ты – состраждущий соблазнившимся,
Долготерпение сомневающихся,
Образ света, видение радости, проливень благодати,
Дыхание жизни, сила облика, покров над головой,
Движитель уст, побудитель речи, водитель тела,
Воздыматель руки, простиратель пясти, обуздатель сердца,
Родное имя, родственный глас,
Единение искреннее, попечение отчее,
Имя исповедуемое, лик почитаемый, образ непостижимый,
Власть боготворимая, память похваляемая,
Вход ликования, стезя верная, врата славы,
Путь истины, лествица небесная.
И множество иных слов восхваления –
Неисчислимые ряды, несметные строфы, –
Коих не вынесут уста земнородного,
Не выдержат органы тела
И не измерят желания души.
3

На Тебя глядят все очи зрячие, о Боже всего [сущего],
Приклони слух на моления и скорбный глас
Слуг Твоих, а также служанок, кои молят Тебя.
И прими слезную росу из страстно и скорбно плачущих очей,
Омочившую безгрешные ноги Твои, о Христос Воплотившийся,
Как принял Ты обряд с волосами грешницы [1], –
Прими возврат мой к Тебе, исповедь мою
И, приобщивши [меня] ко вкушению спасительной жизни Твоей,
Поцелуем в уста нерасторжимый союз заключи.
Я вижу, в Тебе, о Благодетель,
Сострадание то с милосердием тем,
Что залогом великого дара
Ты дашь [мне] за малую веру мою,
И ради сострадания и любви Твоей
К вожделенному Имени, исповедуемому мной, слугою Твоим,
Суровой зимы метели да обратятся в тихий ветерок,
И грозные бури – в нежнейшее дуновение,
И страх ожидаемый – в великую веру,
И кара мучений – в жребий блаженства,
И беды печали – в духовное пиршество,
И бушующий вал – в глубокую тишь.
И весла, гребя, [пусть вынесут] в мирную пристань,
И обильный грехов урожай пусть обратится в кладовую благ.
И вся эта тьма благодеяний Твоих
Да возвеличит имя Твое, о Всемогущий,
Воскуряемое фимиамом и исповедуемое [всеми].
Да устыдится отвергнутый и гонимый искуситель злой,
Да станут ненужными рукописания моих грехов,
Да прекратятся козни, да исчезнет коварство,
Да будут отторгнуты ковы,
Преодолены бездны, искоренены беды,
Да будут каменованы ухищрения, искуплены грехи,
Да будут уничтожены долги,
Да падет ярмо и рухнут кормила [сатаны];
И взамен мрачной тьмы бедствия грехов
И осаждающей рати злых духов
Пусть взойдет солнце Славы Твоей,
Чтоб оживлять, спасать, просвещать
Справа и слева, спереди и сзади;
Да будет сияние утра, дуновение весны
Упованием ждущих явления Твоего.
Ибо Ты – Благодетель всех, для Тебя – все возможно,
Ты жизни хочешь всем и [всем] желаешь спасенья.
4

О всемогущая длань Иисуса Христа,
Обратись и ко мне, распростри Святую Десницу
Обитай [во мне], соединись [со мной]
И не покидай Ты кельи любви
Изнеможенного сердца моего,
И нетленный Образ Твой –
Славную просфору милостей Твоих.
Спасительного света христианства –
Я сохраню при Себе,
Обращаясь к Тебе в этой книге
С извечными заветами жизни,
Благовествованными Духом Твоим
С небес сочинителю Твоему,
И Тебе, единой причине,
И Тебе, единому от единой причины
И Обладателю единой причины –
Троице Лиц в Божестве Едином –
Подобает хвала от небожителей всевышних
И сонмов святых
На веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 33


Слово к Богу из глубин сердца


1

Сие творение мое богопоклонное, как плод души моей,
Даруемое Тебе, Благословенный и Милосердный,
Присовокупи к [тем, что поднесли] ладан носящие,
Смешай с ними в благовонное миро,
Составленное благочестивой женою Марией,
Кою Ты приравнял по сходству к блаженным блудницам,
С приснодивным почтением принятым Тобой.
Довольствуйся Ты речами моими презренными,
Приюти их в непостижимой, благословенной голове своей, о Всевышний,
Избегнув хулы Псалтыря, [изрекшего]:
«Пусть елеем грешника не умастят листьев на ветвях верхушки»,
А сделай так, чтоб вдвое сильнее стало благоухание
Сей книги-исповеди, чтоб оно воодушевило многих,
Распространилось везде, разошлось бы повсюду,
Чтоб мир наполнился им, как дом тот,
И по примеру тому пусть будет память о ней,
Ибо Ты – тот же Владыка, наставляющий на путь истины
Женщин древности, злонамеренных и грешных,
Коих облик Ты в притче о пророке
Изменил в соответствии с образом и подобием Своим,
Неизреченно воздействуя оттуда на них,
Соотнеся ко мне беспредельное милосердие Свое.
Взамен ячменя – пищи для скота –
[Ты подарил] хлеб насущный – обильный урожай пшеницы;
Царственный Образ Свой [Ты даровал нам] вместо бренного серебра;
Вместо сонливости дурмана от вин
[Послал] Ты, Творец, чашу с кровью Твоей;
Вместо елея, взятого у блудницы древних народов,
Ты вернул мне помазание Благодатью Твоей;
Вместо холста покрова спасения – целомудрия ризу;
Вместо роскошных запястий – благоволения полет
Вместе с верою и Евангелием
И житейскими добродетелями.
Взамен украшений достойных – серег для ушей – [Ты вернул мне]
Светозарную память о гласе Твоем, Господи,
Вместо ценных ожерелий наперсных –
Множество праведных заветов благого ига Твоего.
2

И гоже ль, однако, мне этим гордиться
И не стыдиться ли мне этого вновь?
И, переведя, как нравится мне, на иной лад моления
Этой книги скорбных песнопений,
Я понесу наказание любое за содеянные мною грехи;
И, приведя кратко речи пророков,
Включив их в главу, как жестоких истцов,
Вторю я им, но не в пляске их радостной,
А в плаче, где стоны, звуки скорбные, ропот гневный,
Гибельная хула, рыдания долгие.
Но вездесущая Твоя доброта, о Боже Великий,
Вселяет мне загодя [в душу] надежду,
Вместе с ней также – раскаяние, исповедь,
Благовещение, подношения, явление света,
Ободрение божественное, наследование славы,
Явление чуда, видения чудес;
Некоторые из них внушают надежду мне,
Иные же – безнадежность многую;
В этих я волей своею погряз,
Выбрал я долей своею погибель.
И коли народ блудодействовал с идолами,
Им сотворенными, на высотах и покрывалах,
Кои Иезекииль называет одеждами Божьими,
Какая же кара ждет меня, скверного,
Носящего Бога извне и в себе?
Я удивлен: как я не сожжен еще?
Я восхищен: почему не горю?
Я изумлен: как не разграблен я –
Измученный, брошенный, истерзанный,
Разбитый, раздробленный, сломанный,
Зарезанный и измельченный,
Словно зубами погубителя, согласно Писанию.
Но оставлена мне, как памяти луч, надежда спастись,
Ведь Христово Евангелие – это истинно жизнь,
Как и внешний облик слова вещает.
И тем [обещает] грехам нашим – оставление,
Прегрешениям – милость, разрушению – обновление,
Безбожию – очищение, ранам – исцеление,
Тревоге – покой, наказанию – отмену,
Брани – умирение, пламени – орошение,
Каре – милость, дары – ожидаемой гибели,
Орудиям смерти – жизни свободу.
3

К чему вспоминать мне и перечислять,
А не представить здесь неизреченное?
В память Отца Всевышнего – приобщение к Сыну,
Во имя Единородного – родство с Его Отцом
И с позволения их – сопричастность с Духом;
Кресту – искупление, Слову – утешение,
За добрую волю – воздаяние добром по решению всеведца.
И купель животворящая как ходатай мира,
И бессчетное множество благостей иных,
Накопленных [для нас] Благодетелем,
Свободных от дани, вольных от ярма,
Властвующих, но не подвластных.
Именно они в горечи смертной
Благовестят мне несомненную жизнь;
Если б не было их,
Я б давно уж погиб, как сказал певец.
Не умаляя Сына, прославляю Отца я,
Не унижая Дух, предпочитаю Сына я;
Славлю вкупе я единую сущность Трех [ипостасей].
Так, Духу Святому шлю свою мольбу
Как начальный дар к литургии святой,
Пусть молитву сию возносят [в церквах],
Когда агнец небесный приносится в жертву.
4

Вседержитель, Благодетель, Человеколюбивый Бог всего [сущего],
Создатель [всего] видимого и невидимого,
Спаситель и Творец, Попечитель и Миротворец,
Дух Могущественного Отца,
Распростерши руки, воссылаем [Тебе] мольбу громкую сетования.
Представ пред Тобой, грозным [Духом Святым],
Хотим мы в великом трепете и в страхе большом
Сотворить сперва сию обедню словесную
Тебе, Славе Твоей, могуществу неисповедимому,
Как неотделимому сотоварищу Отца Твоего
По престолу, по славе и по творению,
И испытателю сокровенных тайн, мыслей глубоких,
Всесовершенной воли Отца Еммануила,
Пославшего Тебя и спасшего Животворца и Создателя всего.
Чрез Тебя уведомили нас о Троице Лиц в Божестве Едином,
Одним из коих и признаешься Ты, Непостижимый.
Тобой и чрез Тебя нареченные провидцами
Первые отпрыски патриархальных родов
Пересказали прошлое и грядущее,
Свершившееся и неосуществившееся
В словах и речах без тени.
Тебя Моисей Духом Божьим нарек,
Непостижимое могущество, Ты, идя по водам,
Грозную [силу] обратил в попечение,
Распростерши ее, [как] крылья защиты,
Возлюбив добротой Своей
Вновь родившихся нас,
И явил нам таинство купели
По примеру тому, прежде чем создать
Жидкую вязкость последней завесы,
Ты сотворил, как всесильный владыка, всю природу вокруг,
Все совершенство всего живого, каждую тварь из небытия.
Тобою для обновления по воскресении
Сотворено все живое в тот день – последний день жизни сей,
Который и есть день первый на земле живых.
Как Отцу Своему, покорился Тебе
Единством воли Единосущный с Тобой.
Ипостась Отца, Первенец Его с Обликом человечьим;
О Тебе благовествовал Истинный Бог,
Равносущный и равный всесильному Отцу Своему.
Он хулу Тебе неискупимой предрек,
Заградил уста злоязычникам тем,
Кто богоборцами шли против Тебя,
Своих [врагов] простил, Справедливый, Святой,
Обретатель всего, преданный [на смерть] за наши грехи
И воскресший, чтобы оправдать нас [всех].
Чрез Тебя Ему слава, Тебе же – хвала с Отцом-Вседержителем
Во веки веков. Аминь.
Буду снова я повторять те же молитвы, пока свет веры не проявится дивным свершением своим, благовествовать буду вто рично я мир
5

Умоляем и просим со слезными вздохами
От имени всех тварей
Тебя, Творца Прославляемого, Нетленного и Несотворенного,
Безначального Духа Благого,
Ибо Ты Ходатай наш о наших сетованиях безмолвных
Перед Всемилостивым Отцом Твоим,
Охраняешь святых, очищаешь Ты грешников,
Храмы возводишь живой и животворящей
Воле Всевышнего Отца Твоего.
Освободи нынче нас от всех деяний нечистых,
Неугодных природе Твоей,
И да не угаснет пусть сияния свет Благости Твоей
В мысленном взоре наших очей,
Ибо поняли мы, что придешь Ты к нам
Чрез молитвы и святую жизнь воскуряемую.
И поскольку Один из Троицы Вашей приносится в Жертву,
А Другой из вас – принимает [Ее],
Обращаясь к нам через кровь Первенца Своего,
То Ты восприми моления наши
И подготовь нас, как обитель почетную,
Снаряженную всем, чтоб достойно вкусить
Агнца Небесного,
Чтоб без кары осуждения принять нам бессмертие дарующую
Манну жизни нового спасения.
И да расплавятся в пламени этом соблазны наши,
[И очистимся мы, как уста] пророка,
[От прикосновения] углем горящим,
Взятым клещами с жертвенника,
Дабы [сказанным] провозвестить всем доброту Твою,
Как через Сына Божьего – милосердие Отца,
Вернувшее Сына блудного в наследие Отца
И препроводившее блудниц в царствие небесное праведников блаженных.
О да, да! Я один из них, вместе с ними Ты прими и меня!
Как сильно жаждущего человеколюбия,
Возродившегося милостью Твоей,
Искупленного кровью Христа.
Дабы этим всем была признана Божественность Твоя.
Прославляемый одинаково наравне с Отцом,
Воля единая и власть единая достохвальная.
Ибо все Твое – и милосердие, и могущество,
И человеколюбие, и власть,
И слава присная во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 34


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь прими мечты обездоленной души моей
И сообразные признания мои
Тебе, о Боже, что в слове вмещаешь всё.
Те, о коих я прежде сказал,
Их вторично [Тебе] хочу показать.
Представ с письменным разъяснением
Пред собравшимися толпами племен
И с толкованиями для народов.
Я принес как дар
Эти просьбы свои и моления,
Кои, изложенные ниже,
Определяются как восхваления.
Мольбы, возносимые во время торжественной проповеди, [с помощью] коих, примирившись, Дух Божий снизойдет на помощь.
2

Умоляю я неизменную, всемогущую власть Духа Всесильного
Ниспослать росу милости мне и облагодетельствовать,
[Запечатлев] в душе и мыслях, властвующих над чувствами моими,
Всеблагую милость наищедрейшей доброты Твоей.
И вспахай Ты разумное поле ожесточившегося плотского сердца моего,
Дабы семена духовные Твои смогли дать плоды.
Исповедуем, что благодаря премудрому бытию Твоему
В нас расцветают и множатся всякие дары;
Рукополагаешь Ты апостолов, вдохновляешь пророков,
Обучаешь вардапетов, одаряешь словами немых
И отверзаешь закрытые уши глухих.
И соплеменник Твой, Единосущный Отцу Перворожденный Сын,
Сотворив все то с помощью Твоей,
Тебя Богом назвал, истинно равносущным Отцу.
Даруй Ты и мне, грешному, [дар] смело вещать
О животворящей тайне благовестия Евангелия Твоего —
Следовать за быстролетным ходом мыслей
Безбрежных ристалищ Тобою вдохновленных заветов.
Когда ж я приступлю к началу торжества толкования слова,
Пусть снизойдет на меня милосердие Твое,
Вещая мне своевременно о том, что достойно, полезно и угодно Тебе
Для славы Твоей божественной, во хвалу Тебе
И для свершения возведения церкви вселенской.
И простри надо мной вожделенную десницу Свою,
Укрепи меня, даровав милосердие Свое.
Отврати от рассудка моего мглу тьмы забвения,
Развей вместе с тем мрак грехов моих,
Дабы чувствами мне и разумом вознестись
Из сей жизни земной в высь [небесную].
Просвети вновь во мне зарождение
Светозарного чуда постижения божественности Твоей, о Всемогущий,
Чтоб был бы я, как Образец Благой,
Достоин усвоить и обучить слушателей набожных.
И слава Тебе во всем и от всех
Вместе с Отцом Твоим — Вседержителем,
С Сыном Единородным и Благодетельным,
Ныне и присно, во веки веков. Аминь!
А определение исповедания веры в Единосущную Святую Троицу — милость дарующий канон сей жизни — я преподношу и провозвещаю таким образом: О Троице неизменной новое, Богом вдохновленное сочинение, определенное в Никее как Символ Веры
3

Исповедуем мы и веруем, обожествляем и поклоняемся
Равнославному Единству, Всесвятой Троице.
Божественность неизреченная, приснодобрая, вездесущая,
Равнопочтенная, для полета крыльев мысли недосягаемая.
Превыше [любого] образца, не имеющая равных [Себе];
Беспредельная в пространстве, превосходящая рубежи,
[Бывшая] еще до сотворения века, до неограниченных существ
И до сонмов тварей; неизъяснимо славословляемая,
Величием щедрейшим навеки увенчанная;
Утвердитель времени и тех, кто был создан во времени,
Сама управляющая причинами и удобно располагающая
Видимых и невидимых.
Не измеряемая именем, не отличаемая званием,
Не уподобляющаяся качеством, не взвешиваемая количеством,
Не устраиваемая по примеру, не объяснимая состоянием,
Не распространяющаяся, будучи неполной,
И не ограничивающаяся, будучи совершенной.
Никогда не пойманная и нигде не видимая.
4

Отец добрых [дел], Держатель всех [тварей],
Бог всего, что есть в небе и на земле,
Кроме Слова единственного, коим властвует он
Создатель, дающий дыхание всем, кроме Духа —
Ипостаси, с [помощью] которой и создал Он всё.
5

Одна из прославленных равновеликих грозных [сил] —
Троицы Лиц,- снизошедших с высей сюда в глубину, —
[Тот], кто испокон [века] неотделим был от глубины,
Оставаясь неотъемлемой [частью] славы престола,
Никогда не лишенный Лика Родителя Своего,
Войдя в обитель чрева Девы простою [природой Своей],
Вышел оттуда составною [частью], плотью, по сути неопределенной,
Совершенный человечностью и беспредельный Божественностью,
Единый Сын Бога Единого и Единородный Первенец
Богоматери — Девы Богородицы.
Творец, сотворенный, чтоб быть Человеком Истинным, Первенцем,
Но не по подобию бывших земнородных,
А новый и дивный, величественней царей, какого не было в веках.
И не был создан он во времени, Первенец, по псалмопевцу,
Превыше всех царей земли; непорочным соединением
Уподобившийся нам по плоти, по образцу души и тела, либо золота и пламени,
Или же, говоря яснее, света с воздухом, неизменно и неотделимо.
Он Сам пришел доброхотно на смертный крест, как Непорочный Агнец,
На заклание ведомый,и подготовил могущественным самовластием
Спасение созданий Своих.
Измученный живым естеством [Своим] был положен во гроб неотделимым Божеством;
Трехдневно захороненный, проповедал отчаявшимся узникам
Преисподней ада и указал [им] обновление и свет.
И, завершив страстями спасительное таинство [вочеловечения], возродился как Бог,
И, влекомый крыльями ветров, поднялся к херувимам,
И укрылся облаком неисповедимости,
И, вознесшись превыше неба всего,
Воссел торжественно на престол Свой,
Как первонаследник, равный Отцу,
От которого Он вовсе не удалился,
Не утратил обретенное [естество человечье]
И не истощил собственную [Славу Божественности].
С чем да придет на суд возмездия
Потаенное узнать, взвесить мерой истинно праведной,
Чего все мы ждем, о чем молимся,
Веруя во всем власти предержащей Его над всеми,
Что воистину лишь одно от [Отца] Единого
И славою своей равно [Духу] Единому, обожествленному навек.
6

Прославляем присно и благословляем
Вместе с Сыном и Отцом
И ипостась их — Дух Всемогущий, Истинный, Совершенный, Святой,
[Тот], что создал из ничего все сущее вокруг —
Также самодейный и равновластный Тем Двум
В царстве нетленном и беспредельном:
Это — первопричина- [Отец] и сосуществующее грозное слово – [Сын],
А также и самый Дух вознесшийся.
Самодержец добрый, [всем] раздающий дары Отцовы,
Дабы прославлять Имя Единородного Славного,
Кто возвестил законы, воодушевил пророков,
Дуновением единоплеменника запечатлел в апостолах
Явился в образе голубя на Иордане,
Чтобы возвеличить Славу Пришедшего,
Воссиял в писаниях евангелистов,
Породил прозорливцев, усилил мудрецов,
Умножил учителей, [венценосцев] помазал на царство,
Всепомоществовал царям, назначил попечителей,
Завещал спасение, пожаловал дары, подготовил к покаянию
Нас, в смерть Христа крестившихся,
Очистил так для обитания Своего.
[Все], что сотворили Отец и Сын, то сделал Дух Святый,
И сам Он — Бог воскуряемый, как покоривший всё во всём.
7

Перечисление первым [из Ликов] Троицы
Не означает [вовсе], что [Лик Сей] выше Другого.
Или же упоминание после [Другого]
Не означает, что он нижайший из [Себе] подобных.
Или же разговор об одном [Лике] не вызывает путаницы,
А разделение Трех [не приводит] к отделению воли,
Ибо Отец не был бы возвеличен всеми,
Коль не было у него силы слова,
Точно так же, если б не было Духа при нем,
Был бы он немым, безжизненным, обессилевал от воли любого.
Слово же, не будь оно известно через Имя Отца,
[Было б] сиротой, либо покинутым, либо же ничто, порожденное смертным.
А также и Дух: не будь ознаменован он причиной Своей,
Бродил бы, как нечто бесславное,
Подобно какому-то дыханию, не причисляемому [к живым].
Если же кто дерзнет в словопрениях оторвать Отца от слова Его —
Говоря, что некогда не было [слова], —
И клеветой, отрицающей слово,
Вообразит, что почтил величие [Владыки] Верховного
Или принизил [дух] изливаемый,
Не видя природы духа, чем привнесется бытие чуждое,
Иль какие-то изменения, замутняющие
Безупречную Славу Союза Троицы Святой, —
Таковых, как лютых бесов и звероподобных врагов,
Символом веры, как камнями пращи,
Отвергнув, прогоним мы прочь;
Закроем путь им к притвору церкви — жизни вратам,
Предадим анафеме их вместе с бесами.
Прославим же Троицу Святую в сопричастном равновластии
Славословием единодушным и сообразной благостройностью,
Благословляемую и прославляемую в небесах и на земле
Сонмами первенцев, собраниями земнородных [тварей] словесных
Во веки веков. Аминь!
8

Днесь вопль дум сокровенных,
Воплощенных в этой книге,
Я вознесу всеслышащим ушам Твоим, Боже Великий,
Лишь вооружившись ими, вступлю я в беседу,
Но вовсе не затем, что для Славы Твоей
Ты нуждаешься в [звуках] гласа моего,
Ибо еще прежде, чем все сотворить,
Прежде появления неба и его прославителей бессмертных
И разумных [существ], из земли сотворенных,
Ты сам был уж прославлен совершенством Своим;
А затем, чтоб почтить меня, отлученного,
Дать обратиться мне с речью [к Тебе],
Дабы вкусить неизреченного благоволения Твоего.
Однако что за польза обращаться к Тебе: «Господь Адонай»,
По царскому велению Твоему — закону жизни, —
Но не исполнять заповедей, преподанных Тобой!
Я себя — золотые скрижали вещие,
Заветам Твоим посвященные,
Перстом Божьим начертанные, —
Сам вымарал, вернее же, разбил их,
И написать стараюсь ныне второе подобие их
Печальными красками.
Как часто воссылал я к Тебе молитвы горячие,
Кои не были записаны в скорбных песнях сих,
И посему внемли, всеблагий, этим речам и всем тем [мольбам]:
Пусть пребудет мольба моя с молитвой просительной,
Сочетается пусть с нею.
Может быть, тогда хлеб из теста пресного, смешанного с елеем,
Дарованный [людьми] чистыми, послушными воле Твоей,
Будет поднесен на стол Славы Твоей.
9

Но Ты, Благодетель и Человеколюбец во всем,
Единый Христос Единого Бога державного, всемогущего [Сын],
Ты побеждаешь милосердием и состраданием попечения Своего,
Не только весь [род] человеческий, единосущный мне,
Коему присуще беспокойство и множество противоречий,
Но и ангелов непорочных,
А наипаче — праведников, вскормленных в святости,
Одним из коих Илия был, коему видения грозные
Трех видов явились на горе Хорив:
Землетрясенье великое, ветр сильный и огнь всесожигающий;
А твоя всепрощающая кротость
[Проявилась] в нежном веянии тихого ветра,
Ибо Ты, как написано, — Единственный, кто милости хочет.
И хотя [некоторых] из нас признали угодными [Богу],
И они добрыми делами своими обрели иной образ — небесный,
Но все же и они земнородны, избранники [рода] людского;
А Ты, добрый по сути своей, быть жестоким не можешь,
Ты, благословляемый всеми, — спасение полное,
Ты — совершенный покой, безмятежность всего [сущего],
Снадобье целебное для всех недужных,
«Источник воды живой», согласно Иеремии.
Обратись ко мне и помилуй меня, о Всеблагий Бог.
Ты так жаждешь, алкаешь спасти меня,
Что даже бдящим [силам] небесным,
Бессмертным и благословляющим,
Ты даровал для спасения человечества
Вовек неотъемлемо некий [сан] первосвященника и исповедника,
Чтобы они от лица нас, земнородных [людей],
Умоляли б Тебя, милосердие благословенное,
Постоянными молитвами о примирении моем, [меня], отверженного.
«Умилосердься над Иерусалимом», —
И это полно светозарного смысла:
Благовествуя притчею этой,
Что по примеру Иерусалима [земного]
Они просят Тебя, [чтобы] явлением Своим, о Великий,
Ты умилосердился над [Иерусалимом] небесным
И восполнил примкнувшими к Тебе
Опустелые места падших ангелов.
10

Воистину Ты услышал, о Милосердный, внял [мне], о Царь,
Приклонил ухо, о жизнь и надежда,
Уразумел, о Небесный [Владыка],
Уважил, Всесильный, призрел, Тайноведец,
Увидел, о Заступник, проявил сострадание, о Неизреченный,
Склонился, о Всевышний, снизошел, Страшный,
Явился, Неизреченный, сжался, Беспредельный,
Был измерен, о Неисповедимый, сгустился, о Луч,
Вочеловечился, о Бестелесный, стал осязаем, Безмерный,
Обрел форму, о не имеющий свойств,
Воистину исполнил мольбы молящихся.
Ты сам стал для меня, несчастного, словами бдящих [сил],
Добрым ходатаем, посредником живым, заклатью бессмертной,
Жертвоприношением беспредельным,
Даром чистоты, неистребимой жертвой всесожжения, чашей бездонной.
Так пусть же, Милостивый, Человеколюбивый, Благословенный,
Вечно совершается надо мной, согрешившим,
Благая воля Твоя животворящая, о Достохвальный и Долготерпеливый,
Тебе подобает слава вечная. Аминь!

 

 

 

Глава 35


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь Владыка сил, величие грозное,
Верный взгляд, воля наисвободная, щедрость неиссякаемая,
Кто в силах прославить торжественно с песней, плясками
Единую хоть каплю росы Твоей доброты?
Ты тщишься найти способ и средства моего спасения,
Я же буду писать о большем,
Чтобы рассказать [поколениям] грядущим.
А Тебя не назвали любящим ангелов,
Тебя, основавшего государства их
И небеса со светильниками их,
[Что тоже ведь] дело перстов Твоих,
Но никогда не говорил Ты о любви к ним.
Человеколюбие предпочел [всему],
Считал его за честь великую, достохвальную,
Возвеличив тем самым вновь Имя Свое
Неизреченное в таинствах грозных.
Светозарных небожителей, их призвал Ты
Служить и возглавить дела особые,
А нас, смертных, внизу родившихся,
Возвеличил обожествляемым
Божьим Господним Именем Своим.
И опять доброта Твоя сверх веса и меры
Расширяет [число] посвященных Тебе заветов, речей бесконечных
Об излиянии нетленном
Беспредельной доброты небесной Твоей;
И, обратившись из одной сущности [в другую],
На кого-то – ради них самих, на других – ради других
Ты щедро изливал милости жизни,
Многоразличные дары [исцелений],
Чудеса, Богом творимые, и знамения правдоподобные;
И если калеке, ослабевшему в вере,
Видя в просьбе попечителей [его] признак надежды,
Из сострадания Ты посочувствовал,
То насколько могучее будет всесильное Слово Твое
Обо мне, воздыхающем и вопиющем,
Об очищении исполненной скверны плоти моей?
Ибо [предохранить] образ, очищенный
От воздействия порока неподвластного,
Будет воистину намного большим чудом,
Нежели очистить душу нечистую,
Поелику ко второму прибавляется благодать купели,
Чем возвеличивается и Слава Отца.
2

Это Ты, о Господи, освящаешь нас,
Что давно показал нам на избраннике своем Моисее.
Это Ты попечительствовал
В грехах и беззаконии [погрязшему] роду Иакова,
Когда в стране египтян приобщались они
Ко мраку язычников.
Это Ты обращаешь в праведных грешников,
[Наставляешь] их на путь [истины],
Согласно речению [псалмо] певца Давида.
Это Ты обращаешь жестокость сердца окаменелого
В нежную мягкость плоти живой,
Дабы признали они Слово Твое.
Это Ты можешь даровать сердце иное и путь один,
[Дабы] боялись Тебя во все дни жизни [своей]
Это Ты внушаешь страх Свой жестокосердным,
[Дабы] с верой прислушивались они к Тебе,
Согласно речениям пророков.
3

Благословенных губ сотворившего мир рта Твоего
Каплю божественного дождя животворного
Приблизь, словно ключ, к дверям ушей моих;
Тем самым избавь, исцели меня
От яда искушения коварной змеи,
Всемогущею дланью притронься к орудию речи моей,
Внуши громкость голосу, дабы чисто говорить мне –
Это Ты даруешь всем;
И наставь меня должным образом,
Чтоб за речи дерзкие не лишился я, как предок наш, надежды,
Не был осужден на неразумие
И не был изгнан искусителем;
Просвети вновь померкшие очи души моей,
Возложив десницу Твою, жизнь дарующую,
Чтоб, если свечи смелости будут дыханием змея погашены,
Оставался я под прикрытием сосуда.
Возьми нечестивые деяния мои, о Господи,
И брось их в пучину морскую,
Ведь [море] – это малое подобие
Безбрежного Твоего Величия, –
Чтоб потонули злодеяния [мои в нем],
Как речет пророк.
Для души моей падшей воздвигни знамение веры,
Дабы не восставить столп отчаяния,
Коим возопиет сокровенное.
Открой, о Всесильный и Милосердный,
Врачебник исцеления жизни,
Чтобы [плевелы, взращенные] из семян,
Посеянных в нас искусителем,
Срезать прямо под корень, скосить
Серпом воли Твоей.
Когда захотел я, по примеру Петра,
Идти за Тобой, о Владыка всего,
То был поглощен греховными волнами
Моря жизни сей;
Приблизь, простри животворную длань.
Помоги мне, дрожащему,
[Вторю] я голосу ханаанеянки
И молю из глубины сердца Тебя,
Повизгивая от голода, словно пес охотничий;
Мне, отверженному, злополучному,
Выдели [хоть] крохи хлебные на пропитание
Со стола изобильного Своего.
Дай спасение мне – алтарю из плоти, сыну горечи,
Ты, пришедший найти и жизнь даровать мне, погибшему,
Ибо Твои суть величие, могущество и победа.
Ты – покаяние и исцеление, блаженство и обновление,
И Тебе подобают слава и поклонение вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 36


Слово к Богу из глубин сердца


1

И поелику прегрешения мои бессчетны и часты, всегда превосходят
Спасительные плоды Милостей Твоих,
[То дивлюсь] я мукам, Тобою взятым на Себя:
Руку свою, все души вобравшую, Творца всех живых,
Пригвоздил Ты к Кресту – орудию смерти,
Дабы умерить поползновения мои против воли Твоей.
Пару шагающих, жизнь дарующих ног Твоих
Из-за невоздержности моей
Ты прибил к древу орудия кары,
Чтоб милосердием пресечь необузданную дикость [мою], о я, злополучный.
2

И не повелел отсохнуть руке, бившей Тебя в голову славную,
Ты, который тут же иссушил смоковницы куст,
С тем чтоб примером сим заблаговременно
Благовествовать мне прощение Свое.
Не угрожал Ты злодеям, бившим палками Тебя, нареченного Богом,
Ты, что заставил померкнуть денницу,
Дабы умершему мне даровать благость и покой.
И не пресек Ты подлой клеветы лжесвидетелей,
Ты, покрасивший лик луны в цвет крови,
Дабы робким устам моим придать силу восхвалять Тебя.
И не выбранил Ты хулителей за ярость,
Ты, потрясавший стихии,
Дабы помазать доброты Твоей елеем голову мне, несчастному.
И когда богоубийцы называли Тебя обманщиком,
Ты не разнес им челюсти, не разбил их вдребезги,
Ты, рассекавший твердые камни,
Дабы душу мою, к добру не способную,
Милосердно избавить от тщетных желаний.
И не проткнул мечами стражников их же потроха
Ты, обрекший змею ползать на чреве,
Дабы кости изнуренного тела моего,
Как бы в ковчежце сохраненные, сподобить Ты мог воскресения.
И не утопил Ты в бездне земли, опрокинув их навзничь,
Тех, кто запечатал дверь живительного гроба Твоего,
Дабы частицы света Твоего сложить в дароносицу сердца моего.
И не пресек Ты дотла и вконец семя рода тех,
Кто провозгласил умершим Тебя
И украденным, как плоть земную,
Дабы и меня со спасенными вкупе,
[Хоть] и недостойного поминовения,
Сподобить без ущерба и без потерь
Избрания добра.
И не превратил Ты в столп соляной,
(Как в древней каре бабки Моава),
Тех бесноватых отступников,
Коих серебром из сокровищниц Отца Твоего
Дважды прельстили, чтобы тем самым
Обречь на предательство и бесчестье Тебя.
Дабы меня, уступившего в твердости
И отданного смерти во власть,
Своей кровью спасти, утвердить на утесе Своем,
Благословенный дважды, благословенный опять,
Всеми всегда возвеличиваемый во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 37


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь из приведенного выше множества милостей,
На благо мне Тобой дарованных,
О Милосердный, Благодетельный, Достохвальный и Всемогущий,
Хотя и написано здесь о немногих,
Но [милости эти] – царского рода, власть имущие самодержцы,
Сыновья мощи, потомки великих,
Достославные, светозарные и почтенные,
Восславленные знаменами побед, ввысь воздетыми,
Увенчанные каждый из них прекрасным венцом,
Приведшие с собой несметные сонмы благословляющих,
Кротких, смиренных, блаженных и миролюбивых
Из тех областей, родственных Богу,
О коих молился пророк, говоря:
«Воздвигни, о Господи, силу Твою и приди оживить нас»
Они способны скорее развеять грехи
И растопить лед безнадежности,
Нежели изгонит предводитель сонма небесного воинства
Дьявола, приверженца ночи,
Первого супостата Бога Благого.
Описать невозможно в словах те блага,
Что всевышний излил дождем на меня,
Немощного ворога, раба неблагодарного.
Коль кто-то решится сказать, осмелев, –
Выскажет только лишь малость из многого,
Но и то не истину доподлинную.
И, вспомнив с тем вместе, из чего сотворен он,
Ничтожный и немощный, будет силой великой сражен.
2

Хоть и написал я это, вновь свидетельствую то же:
О моих, праха, несовершенстве и незрелости
И совершенстве Твоем, о Создатель,
О том, что не стою я благ;
Однако всесветлой, независтливой и всещедрой,
Достохвальной силой созидания Твоего
Изгоняется жестокость сердца, лукавым внушенная,
Который безнадежностью и отчаянием
[Захотел меня] в камень обратить,
Заглушить, иссушить оба родника,
Забившие велением Творца в Едеме чувств моих,
Чтобы оросить и дать расцвести
Растущему во мне
Благотворному раю из дерев жизни;
И, высушив слезы,
Не обманул бы жестоко лестью колдовской
И, вырвав меня вновь из сладостной неги,
[Не вернул] опять в состояние былое.
Когда же чудом вознесшийся Бог встанет с миром
Между Богами-Миротворцами,
Принеся с собой завет благостей, –
Пред ним рассыплются и развеются
Все беды коварства, малодушие досады,
Как если бы они натолкнулись на твердь гор скалистых
Или [исчезли], как тонкий ручеек
Или же как прах рассыпающийся.
3

Итак, не от людей, как Иов говорит, обиды мои,
А от всевидящих очей высшей воли Твоей,
Проникших мне в совесть, смятенную ужасом.
От сомнений всяких трепещу я, боюсь,
Однако и так, с душою разбитой, я полагаюсь
На твердую волю Твою, живую и нерушимую;
Молю Тебя милостиво взглянуть на меня –
Осужденного на смертную кару,
Когда явлюсь я пред очи Твои,
О Благодавец Небесный,
Беспомощный, с пустыми руками,
Принесши с собой, чтоб напомнить Тебе
Благодеяния неизреченной Славы Твоей,
Тебе, что не забывает и не дремлет
И не перестает замечать ни на миг
[Лишь] стоны мучений,
Избавь меня, умоляю Тебя,
Светозарным Крестом от тревог удушающих,
[Отмети] попечением своим скорбь сомнений моих,
Терновым венцом – ростки прегрешений моих,
Ударами жезла – пагубу смерти моей,
Памятью о пощечине – муки бесчестья моего,
Плевками врагов – скверную мерзость мою,
Вкушением желчи – горечь души моей.
Все блага сии необъятные принадлежат Тебе,
Единственный Сын Единого Бога;
Помянув вместе с ними злодеяния свои,
Всеславное Имя Твое я громко твержу,
[Присовокупляя их] к мольбам небожителей.
Услышь исповедь мою, [исповедь] кающегося,
Побежденного стыдом.
И сжалься надо мной, сыном погибели,
[Удостоившимся] смерти вечной,
Дабы множество прегрешений моих и умножение их
Возвеличило вдвое и благовестило милосердие Твое,
Прославило грозно [его] на земле и на небе.

 

 

 

Глава 38


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь, как некогда в одной из глав в начале повествования,
Я уже писал о главных грехах – мрачном порождении
Закона членов плоти моей,
Овладевших мною, наследником смерти,
Так и ныне здесь, в ряду следующих слов моих,
Я упомяну, как часть большого,
Законы Духа Живительного в Иисусе Христе,
Словно каплю из безбрежного простора морского,
Коими освободятся под светом родившиеся.
2

Ибо иные из них – воистину кесаревы
И восседают на троне высоком,
Полны запасов милостей и богатства;
Царь и любимцы его,
Государь и достославные его,
Венценосец и князья его,
Прославленный и слава его,
Победоносный и фанфары его,
Полководец и воины его,
Достохвальный и хвала его,
Жених и хоровод его,
Царица и девицы ее,
Дружка и снаряжение его,
Свобода и дары ее,
Попечение и рука его,
Обетование и искупление его,
Сохранение и десница его,
Дар и украшения его,
Знамение жизни и прочность его.
Крещение и образ его,
Облака и сень их,
Чудо и действие его,
Душа и нетленность ее,
Слово и свершение его,
Завещание и исполнение его,
Могущество и повеления его,
Купель и чудеса ее,
Манна [небесная] и неоскверненность ее,
Скала живая и потоки ее,
Столп огненный и сияние его,
Гром [с неба] и перекаты его,
Надежда всевышняя и спасение ее,
Древо благословения и плоды его,
Лоза виноградная и благость ее;
И, [стараясь] сказать о возможно большем,
Не ошибиться бы и [не упустить] всё,
(Как, когда на солнце глядишь, ослепляет глаза).
Умолкаю я, не говорю о многом,
И, коль позволят мне слабые силы мои,
Приступлю я к [рассказу] о малом.
3

Но горе здесь навек мне несчастному, бедному,
Ибо лад речи моей вынуждает меня
Переплести благовестия глас с жалобой плача,
Так как вместе с тем и наряду с ними
Приидут справедливость и равновесие, приговор и воздаяние,
Испытание и свет, обнародование и факелы,
Обнажение и срам, откровение и стыд,
Целомудренный и заслуги его,
Совратившийся и кара его.
4

И опять снова горе мне, вдвойне несчастному,
Ибо с нестерпимым гневом настигает
Серп, чтобы скосить меня – колос растущий,
Судья – чтоб судить, сильный – чтоб на алтарь [втащить],
Угрожающий – чтоб погубить, рука – чтоб суду предать,
Жезл поучающий – чтоб бить, вооружение – дабы отомстить,
Пастух – чтоб выбор совершить.
Поскольку то Слово, что Ты мне сказал,
Будет судить меня, осужденного, в день последний возмездия,
Так спеши ко мне, о Милосердный,
И предреченной Тебе добротой
[Споспешествуй] мне, бессильно скорбящему в смятенье и страхе,
И ниспошли мне силы дланью своей благословенной,
Поддержи, как прежде, в последнем несчастье моем,
Утешь, исцели, очисти, оживи.
И Слава Тебе от всех во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 39


Слово к Богу из глубин сердца


1

И поелику отринул я облик свой прежний –
По наущению искусителя
И по лености своей погиб я вконец,-
Ныне ж явлю я прежний образ свой,
С жалким рыданьем и скорбью в душе,
Беспристрастно всенародно позору [предам]
Пред собранием толп многолюдных,
Возглашу, вопия криком громким, воплем великим.
2

Я – книга живая, в коей собраны
Внутри и снаружи плач, горе и стоны,
Как в свитке видения Иезекииля;
Город без стен и без башен,
Жилища без крепких затворов,
Соль [лишь] по виду, но не по вкусу,
Вода соленая, негодная для питья жаждущим,
Земля, бесполезная для хлебопашества,
Пашня заброшенная, топь тростниковая,
Поле, ставшее залежью, волчцом заросшее,
Богохранимая земля одушевленная,
Засеянная [плевелами] искусителем злым.
Ветвь древа оливкового, лишенная плодов,
Дерево под сруб, пустоплодное.
Дважды умерший саженец вещий в отчаянии,
Светильник всесожжения угасший.
И снова я здесь должен повторить
Горестные плачи, подобные этим,
Ведь мне, злосчастному, выпали в жребий
Горечь кары бесчестья,
Скрежет зубовный, бесконечные слезы из глаз моих,
Из [глаз] злополучного,
Гнев Отца неминучий мне, горечи сыну,
Осквернение непоправимое плоти грешной моей.
Хула новая мне, обретателю зла, душе мерзкой моей,
Смятенье и отчаянье нерешимости мне, пленнику смерти,
Что преподносится мне, несчастному, сонмом небесным,
Свидетельствующим, что, как плевелов сноп, сгорю я, несчастный,
И голос грозный [миру] вещает, что я, отвергнутый, неисцелим.
3

И воистину вот развлекательные напевы
Той блудницы, на цитре играющей,
Что бродила и била в грудь себя,
Играя складно плачи скорбные и жалящие.
Согласно иносказательным словам Исайи в заветах о Тире,
Представляя незначительные события будущего как нечто близкое,
Жалуясь на многие лады, горюя по-разному,
Подобно тем, кои пляшут с плачем и стоном;
Для себя же я хоть неотступно ждал пришествия Господа,
Но не был готов и не был снаряжен,
Какие и сколько песен безнадежности должен нашептать?
И ежели вновь вспомню ужас суда –
Я усугублю горести свои;
Ежели в точности искус покажу –
Я умножу [намного] страхи свои;
Но коль изображу я внешний вид его –
Возрастет кара возмездия мне;
Поелику ранее заметивши то, я и позднее не раскаялся,
Ты ж помилуй меня, о Милосердный,
Человеколюбивый, Всемогущий, Благодетельный,
Щедрый Царь Христос, Благословенный навек. Аминь!

 

 

 

Глава 40


Слово к Богу из глубин сердца


1

Вседержитель-Бог, Благодетель, Творец всего [сущего],
Внемли стенаниям несчастного гласа моего
И спаси меня силою Своей всемогущей, избавь от грехов,
От страха и мук грядущих сомнений;
Ибо беспредельным величием и безбрежною мудростью
Можешь Ты всё и властен над всеми.
2

И поелику я, видя издали воображением разума
Приготовления великие грозного пира,
Замечаю отсель прежде времени
Для святых [Твоих], полных упования, утро светлое
И день тьмы для меня, приговоренного к каре,
Так что уж ничто из того, что есть, не решится
Стать прибежищем мне, куда б я сбежал:
Ни бездны глубокие, ни ущелья бездонные,
Ни высоты гор, ни теснины скал,
Ни твердь [горных] пиков, ни щели пещер,
Ни впадины ям, ни русла потоков,
Ни ходы сокрытые, ни клети жилищ,
Ни кровли покоев, ни распадки долин,
Ни скалы в лощинах, ни цепи холмов,
Ни вольные ветры, ни безбрежность морей,
Ни дали окраин, ни стремнины ручьев,
Ни звуки рыданий, ни слез половодье,
Ни перстов мановение, ни рук воздевание,
Ни прошение уст, ни речи моление.
3

И от доли сей ужасной, неизбежной,
Господи Христе, можешь спасти лишь Ты
И [дать] грешной душе моей утешение и покой спасения.
Так взгляни вкруг меня на неразрешимые беды,
Ты, единственно добрый в отношении всех,
Разорви победным мечом Креста – оружия жизни – тенета мои,
Со всех сторон опутавшие меня, пленника, насмерть,
И вынеси в тишь дрожащие ноги мои,
[Ноги] криво шагающего.
Исцели вспышку жара горячки трепещущего сердца моего,
Отвергни злонамеренный шепот мой,
[Шепот] согрешившего пред Тобою;
Развей тоску безнадежности помраченной души моей,
[Души] сожителя зла,
Рассей проникшую в меня дымную темень –
Подобие злых грехов моих,
Уничтожь мерзость темных страстей от скверных пороков.
Обнови душу мне – образ света обожаемого
Славы Великого Имени Твоего, о Всемогущий,
Укрепи сияние благости своей ради благолепия лица моего
И ради зоркости видения разума моего, [разума] земнородного,
Поставь, удобно пристрой и преобрази,
Чтоб дать мне осознать Тебя,
Очистив с сияющей чистотой,
Божественным, живым, нетленным светом небесным
Меня, мрак грешный,
Прикрыв Твоими Тремя Ликами.
Ибо только Ты благословляем вместе с Отцом
И восхваляем Духом Святым во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 41


Слово к Богу из глубин сердца


1

Сын Бога Живого, Благословляемый всеми,
Неисповедимое порождение грозного Отца Твоего,
Для Тебя нет ничего невозможного,
Когда восходит сияние яркое славы Твоего Милосердия
Тают грехи, преследуются бесы, исчезают проступки,
Рвутся цепи, спадают оковы,
Оживают мертвые, исцеляются хворые, раны заживают,
Искореняется скверна, уходит печаль,
Отступают стенания, бежит тьма, удаляется мгла,
Изгоняется туман, рассеивается мрак,
Исчезают сумерки, кончается темень, уходит ночь,
Пропадают беды, исторгается зло,
Преследуется отчаяние
И воцаряется длань Твоя всесильная, о Искупитель всех.
2

Ты пришел не губить души людские, а даровать жизнь.
Отпусти бесчисленные грехи мои по великому милосердию своему.
Ибо Ты один – неизреченный на небе и неисповедимый на земле,
В стихии бытия и во всех концах вселенной,
Начало всего и наличие во всем во всей полноте,
Благословенный на небесах;
И Тебе вместе с Отцом и Духом Святым вечная слава. Аминь!

 

 

 

Глава 42


Слово к Богу из глубин сердца


1

Господи, Ты Бог сострадания, спасения и милосердия,
Искупления и обновления, исцеления и оздоровления,
Просвещения и жизни, воскресения и бессмертия,
Помяни меня, когда Ты придешь в Царствие Свое,
Грозный, могучий, благодетельный, сотворивший всех,
Живой, восхваляемый, всесовершенный,
Близкий к горестям всех сотворенных.
Умоляю Тебя вместе с распятым с Тобой, который
[Хоть и] не был схвачен и не был закован ради Тебя,
Не был повешен и не был пригвожден,
Не был бит во Имя Твое Великое и не был оскорблен,
Не был мучим и презираем, не был сломлен и не был умерщвлен,
Но был удостоен вожделенного света –
Царствия [небесного], удела праведных,
Воистину, как обещал Ты клятвою «Аминь»,
Уведомил [нас] о неизменности даруемых благ
И восславил, [внушив] надежду на спасение
Мне, вконец отверженному.
2

Благословен, благословен и вновь благословен,
Принимая и меня с той же верою;
Спаси от погибели, о Благодетель,
Исцели от недуга пороков, Милосердный,
С берегов смерти верни меня в жизнь, о Ты, Жизнедавец,
Я тоже ведь Твой, вместе с ним оживи меня, о Упование,
Даруй дыхание живое Ты мне, умершему душой,
О Воскресение, жизнь и бессмертие,
Благость неистощимая, неиссякаемая милость, неизменное прощение,
Десница всемогущая, рука всевластная, перст, всем доступный,
Пожелай, о Господи, – и буду я спасен,
Намекни лишь милосердно – и буду оправдан.
Молви лишь Слово – и непорочным тотчас стану я.
Позабудь Ты число злодеяний моих –
И тотчас же я приободрюсь,
Расщедрись – тут же к Тебе я примкну,
[К Тебе], прославленному всеми навеки. Аминь!

 

 

 

Глава 43


Слово к Богу из глубин сердца


1

С мастерством Твоим многоопытным
В искусстве врачевания
Непорочной жизни первопричина – Ты,
Царь всесильный небес, Господь Иисус Христос,
Бог всех, постижимых [всех] и видимых [всех].
Будь и Ты во мне в сообществе новом,
Как сказал пророк;
И, примкнув к Тебе в союзе прекрасном этих речений,
Просветившись вновь, оживу я душою и телом,
О Всесильный во всем и Неодолимый!
2

Нет нужды Тебе в пластыре,
Чтоб наложить его на раны души:
Ни в сроках, ни в посреднике, ни в прошествии дней,
Ни в смене [снадобий],
Ни во вскрытии, ни в прижигании, ни в рукодействии,
Как то принято лечить на земле,
Где бывают всегда заблуждения
И крайне тяжкие прегрешения.
Но Тебе, души и тела Творцу,
Все ясно, как свет, и понятно все,
Все записано, легко, все доступно [Тебе].
Намерение претворено [в жизнь],
И исполнено обещание,
Желаемое осуществилось.
Завещание Твое – Евангелие,
И свобода – решение Твое,
Писания Твои – Милосердие;
И не огражден Ты законами,
И не окружен Ты канонами,
И не препятствовала слабость Тебе,
Не усмиряла покорность Тебя,
Малость Тебя не ограничивала,
Вехи Тебя не измеряли;
Не заблуждался Ты из-за гнева
И нисколько не менялся от ярости,
Не ошибался от жестокости
И не бунтовал в возмущении,
Не волновался от неведения,
Не преображался от милосердия,
Не опустился с высоты Своей
И не оставил попечения,
Не утратил сил, [творя] спасение,
Ты и начало и конец всего, и всё от Тебя.
Вечные Тебе Слава и поклонение. Аминь!

 

 

 

Глава 44


Слово к Богу из глубин сердца


1

Безграничный Бог, неизъяснимое, единокровное порождение Бога,
Создатель всех тварей, Царь-Христос,
Свет во тьме померкших сердец,
Ты с нами своим совершенством [людским],
По природе ж [Своей] Ты – с Творцом Твоим;
Ты [сущность] свою через [сущность] людскую
Возвещаешь чудесно;
Благословен неизреченный Отец Твой Небесный,
[Тот], что послал Тебя с высей, с кем делишь Ты Славу Творца.
Так долго Он пекся о спасении моем,
[Спасении] раба отлученного,
Пока не предал Тебя Самого Он в руки людей.
А Ты, [хотя] властен был, минуя беду,
Выполнить замысел провидения,
Возжелал за меня, грешного, чашу смерти испить
Человечностью своей полновесной
И Божественностью Своей совершенной.
[Благословен] и Дух Твой Святый, Животворящий –
Ипостась и Твоя, и Отца Твоего, –
Равнославный по сути с Родителем Твоим
И Тобою, [Сыном] рожденным, –
Единая Троица Совершенная
В Лицах Трех неделимых и неразлучных,
Без начала и без времени, Благотворитель всех,
Всесущий животворитель, миротворец всесветный,
Создатель [всего] сущего и распорядитель всего,
Прославленный нерасторжимостью и сущностью одной.
2

А поелику Всеблагий Отец Небесный,
Всемогущий, одна из [Божественных] Сущностей,
Ради грехов моих, [грехов] приговоренного к смерти,
Пожертвовал Единственным Чадом неисповедимого лона Своего:
Не пощадил Тебя, Сына равнославного и любимого,
А добровольно предал на смерть Тебя Он оружию мучителей,
Как пророчествует о том Захария:
«Поднимется меч на пастыря,
Поразит самого пастыря овец,
И рассеется [все] стадо овец»,
Также и проницательный пример первописца,
И скинии обетование,
И дарование жертвенной крови,
И таинство авраамова жертвоприношения –
Все это мне, обездоленному,
Издревле живописало спасение
Волею Твоей, о Животворец.
Такого же ты нынче опечалена, о душа моя,
Погибшая не с соизволения Божьего,
А по своей собственной склонности
Согласно псалму Давида и речам живоносным другого пророка
3

А пути провидения Создателя
Превыше пределов суждения
Разума ангелов и земнородных.
И даже если тьму раз повторить – их измерить нельзя,
Ибо благодательство непостижимого – также неизреченно.
Наипаче коль Один Благословенный отослал,
Прославив, Одну [Ипостась] Единосущной Троицы,
А Она умерла, чтоб исполнить волю [Ее] пославшего;
Третья же [Сущность] грозная, с согласия Двоих,
Ходатайствовала с неотступностью крайней.
Так, в одном и том же добром деянии
Пример согласия Единодушного:
Душа – для живого и слово – для разумного,
Сияние – для славы и образ – для сущности.
Попечительная в [даровании] жизни,
Рачительная в милосердии, решительная в [исполнении] намерений,
Готовая спасать, щедрая в изобилии,
Милостивая в жаловании, совершенная в беспредельности,
Богатая в неистощимости, радушная в долготерпении,
Вознесшаяся в непостижимости,
Единая Троица Совершенная в Трех Ипостасях,
Благословенная вовеки. Аминь!

 

 

 

Глава 45


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь, о погибшая душа моя, посеяв в сердце надежды благие
И крепко затянув поясом веры обе почки свои –
Орудие желаний дважды замутненных помышлений своих, –
Исповедуйся Богу-Благодетелю в думах своих – как в деяниях,
В замыслах своих – как в свершениях
И в невидимом – как в видимом,
В тайнах сердечных – как в гласе вопиющем,
В намерениях – как в содеянных грехах,
В движении губ – как в совершенных злодеяниях,
В следах ног – как в поползновении против заповедей Божьих,
В яростном вскидывании рук – как в свершении пролития крови,
В непрерывном смехе – как в доброхотном отречении от Благодати,
В клятвах, будь то кстати иль некстати, –
Как в содействии лукавому,
В высокомерии – как в давнем ниспровержении первородного с высей,
В досаде сердечной – как в недостатке веры,
В мягкости – как в поражении пред твердостью сильного,
В жалобе на скорбь от страданий [Христовых] –
Как в отступлении от обетов, данных Господу,
В необузданности – как в некоем порождении беспощадности,
В надменности – как в спеси ничтожества пред величием,
В гордости – как в закоренелом родстве с изобретателем зла.
[Исповедуйся] в невольных [грехах] вместе с вольными,
В насильственных – вместе с возможными,
В привнесенных – вместе с присущими тебе,
В беззаконии – вместе с безбожием,
В малых [грехах] – вместе со смертными,
В немногих – вместе со многими,
В [грехах], для меня неудобосказуемых, –
Как в уже поведанных знающему,
В неписаных погрешностях – как в обрисованных зрячему
И начертанных на магнитной скале,
В почитавшихся наилегчайшими – как в громадном, тяжком бремени,
В изыскании меры тайных [грехов] –
Как в строгом взыскании подати статиром
Весом в четыре драхмы,
[Найденным] во рту детеныша кита [1];
В делах сокровенных – как в быстро достигающих слуха Божьего.
Продолжай [исповедоваться] в них,
Наваливай в кучу и вновь обещай
Опять рассказать здесь в скорби великой
О несуществующих – как о свершенных,
Посвятив Богу падение гиблой души,
Чтобы [позже] принять отпущение грехов от Благо Дарующего,
[Подобно] грешнице, которую Господь оправдал и прославил чудесно,
Многократной хвалой повторив скорей Свое одобрение раскаянию,
Нежели порицание [свершенным] грехам.
2

Собери в кучу и выложи себе, многогрешному,
Клевету на себя, многоразличные мерзости,
Хулу частую, оскорбляющую душу мою,
Злодеяния, беззакония, погрешности,
Побег с поля боя, поражение.
Неистовство, безбожие и глупость,
Оцепенение, сон при бодрствовании, дрему на ходу,
Сумасбродные помыслы, речи пустые,
Любовь к гнусности, мешкотное пребывание в ней,
Вожделение к богомерзкому,
Беззаконие, неукротимость и грубость,
Несовершенство, беспутство, расплывчатость, расчетливость,
Разнузданность, смешливость и ржание,
Шутовство, обольщение, соблазны,
Неуместную смелость, битвы безысходные,
Бестолковое мужество,
Удавление души, смятенную трусость,
Разросшуюся ветвь неплодоносную,
Похоть бесстыдную, свары, досады,
Безрассудную ненависть, отчетливый шепот,
Пренебрежение к малым, нарушение обетов,
Запамятование клятвы, притворство с себе подобными,
Сокрытие неискренности, глупость тщеславия,
Поднятые брови, вероломство, себялюбие,
Жажду к предвозлежанию, воздаяние злодеянием за зло,
Бесполезное суесловие против них, суетные устремления,
Сопутствие коварству искусителя,
Словоблудие, выкуп жизни ценою погибели,
Утрату заветов, расточение вотчин,
Беззакония, неудержимо влекомые и крепко стянутые
Вервями телок в ярме.
Жизнь в вечной грязи, уход от добра,
Подчинение непредвиденным [бедам],
По избежании скверны – худший возврат к ней,
Новые размышления, чуждые намерения, неустойчивая воля,
Вопли глотки, овеществление духа,
Превышающее пределы законоположения.
Всераспространенное единодержавие властителя
И все, что нельзя провозгласить, или записать, или рассказать,
[Нельзя даже] представить пред очи.
3

И ныне как исцелишься ты, душа моя бедная,
После того, как столько копий поразило тебя?
Человек брошенный, отверженный и неисцелимый, как сказал пророк,
Ибо довольно и одного из перечисленных [грехов]
Для погибели твоей,
Не говоря уж о толпах убийц, лютых палачей, что вокруг тебя,
Тем паче что примеры сии
Не дают представления о мере несчастий моих,
Подобно тому как скопления несметные гадов –
Скорпионов жалящих,
Подводящих снизу к кончикам хвостов
Яд свой роковой,
Содержащийся в кожаном мешке,
Где повсюду закрыты пути выхода их, –
Кажутся внешне добрыми,
Изнутри же – амбары зла и хранилища погибели,
И скопление бед, истребления слуги,
Труженики смерти.
Так вот таковы припасенные тобой беззакония –
Злополучный запас усилий твоих,
О душа, заслужившая дважды погибель!
Ты добровольно взяла на себя
То, что посеял враг средь пшеницы
На ниве мира сего.
О нечистый, ленивый и нечестивый
Человек, ненавидимый всеми,
Вожделением мысленным любящий все,
Что разврата исполнено,
[Что] перечисляется и апостолом в ряду таковых
С хулой ужасающей,
Начиная с сих слов и до завершения:
«Они знают, – говорит он, –
Праведный [Суд] Божий,
Что делающие такие дела [или содействующие им]
Смерти достойны».
Днесь сам себя приговорил я к каре двойной:
На гибель и умерщвление,
Как на смерть осужденный.
Но Ты пощади меня милосердно,
О Милостивый, Живой, Всемогущий,
Снисходительный, Сильный, Искусный,
Благословенный навеки. Аминь!

 

 

 

Глава 46


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь я заблудший, вечно и всеми караемый,
Всегда жестокий, с нравом суровым,
Сам себя смертельно порицающий;
Я – пастух и презренный наемник,
Пасущий скверные грехи,
Как стада мерзких диких свиней,
Пастырь я, присматривающий за стадом козлят,
Подле шатров пастушьих, в пустыне живущих,
Согласно подходящим мне
Песни песней [словам],
Который никогда и не понимал,
Чьею рукой, по Чьему Образу и ради чего был сотворен.
2

И вот был ты поставлен
По образу ангела
На пару сопряженных ног,
Передвигающих и таинственных;
[Снабдили тебя] распрямленными, как для полета,
Мышцами двух ввысь увлекающих крыл,
Чтобы оглядеть страну отчую;
Так отчего же, о глупый, ты своей волей пригнулся к земле?
И, помышляя всегда о делах земных,
Был причислен к диким ослам степным.
Словно многоустый светильник, была водружена
На подсвечнике тела округлая голова твоя,
Чтобы тем самым ты не был отчужден
От Благости Образа,
Узрел бы ты Бога и стал рассуждать о непреходящем.
Благодаря разуму ты стал вдвое лучше,
Чтобы вольною речью поведать
О превосходстве дарованного тебе благообразия.
Из-за рук, снабженных порослью гибких пальцев,
Чтобы управлять делами житейскими,
По родству, как споспешник всещедрой десницы Божьей,
Ты Богом был назван.
Связанный тремястами шестьюдесятью сочленениями,
Ты присовокупил к ним в одно целое
В нужном количестве пять орудий чувств,
Дабы видимая твоя внешность вещественная
Не осталась не исследованной разумом твоим.
Ибо некоторые из них (орудий) – велики и сильны,
А другие – малы, но необходимы;
Половина – тверды и чувствительны,
Есть также нежные, крайне благородные
И есть еще важные и постыдные.
Объяснение же смысла их
Запечатлено в тебе, о несчастный,
Как неистребимая запись на камне,
Будто для того, чтоб и малая частица времени
Через последовательность дней до самого года венца,
Соответствующая по неким законам частям [тела] твоего,
Сохранилась бы непогрешимо и неизменно.
3

Есть еще один духовный пример:
Связанное в одно союзом любви единство церкви,
Смысл которого проявляется в тебе
Так, что без участия всех,
Впряженных в вольный ярем великих с малыми,
Будет нарушена целостность обиталища собравшихся во Имя Христа,
Подобно тому как, ежели отсечь или исключить
Один из презренных членов, с телом сращенных,
Будет как-то искажено строение тела человеческого,
Твоего чертога телесного,
И привычный образ обретет недостойную форму.
Благодаря таким и многим иным чудесам бесподобным
Ты стала сотворенным Образом Божьим,
О вконец поруганная душа моя пленная!
И хотя лишили тебя прежнего сходства
[За то, что] ты в жизни райской
Переступила заповеди [Божьи],
Но милостью светозарной купели
Обрела ты дыхание Духа
И [снова] уподобилась Образу [Божьему];
А днесь отчего ты утратила Славу Небесную,
Подобно первозданному [Адаму], [потерявшему] некогда
В вертограде Едема жребий небесный?
Почто ты закрыла пред собой небеса
И замкнула двери к восхождению?
Почто ты смешала с чистой водою
Скверну горьких слез?
Почто чистую ризу верхнюю
Ты осквернила гнусным деянием?
Зачем [вновь] облачилась ты
Распутной жизнью в скинутый хитон?
Почто чистоту ног, [тело] несущих,
Ты замарала на путях коварства?
Почто повторила пред Праведным Судьей
Ты нарушение заповедей древних?
Почто лишилась ты плодов благодеяния,
Подобно тому как Адам – древа жизни?
Почто вероломно ты предала
Светозарную надежду на вечную жизнь?
Почто прикрыла ты лицо свое в робкой стыдливости?
Почто вооружилась ты против себя, о вместилище глупости?
Почто, сошедши с верной стези,
Ты попалась, как дичь, в тенета смерти?
Почто поймалась на уду козней
Ты, причастившаяся животворящего тела?
Однако ты вновь уповай на него, умоляй его,
Ибо Он – надежда, и свет, и искупитель,
Обновитель, Спаситель, Избавитель и Животворитель,
Милосердный, Попечительный, Человеколюбивый и Снисходительный,
Всеблагий, Благословенный навеки. Аминь!

 

 

 

Глава 47


Слово к Богу из глубин сердца


1

И днесь что сказать мне, смущенному, пред Грозным Ликом Твоим, о Великий?
Коль не онеметь и не положив уста свои в прах, умолкнуть в душе,
Помышляя о надежде на благо, согласно пророчеству притчи.
Ежели я отверзну замок подвижных уст моих,
Чтобы насильно заставить их вещать,
Угрызения совести вновь предопределят мне
Голос тот, повторение множества слезных песен плачевных.
2

И ныне в один голос с великим грешником,
Смертельно согрешившим волею своею,
Я буду вместе с ним повторять его вопль:
«Грешен, Господи, грешен, и о безбожии своем я свидетельствую сам»
Сплетя вместе с этим слова пятидесятого псалма [1],
Полагаю, что мера долгов моей грешной души несметнее
Мельчайших частиц носимого ветром праха земного,
Рассеявшихся во всем воздухе.
3

«Согрешил я против Неба и пред Тобой», –
Вместе с устыдившимся блудным сыном,
Вернувшись к отчему состраданию Твоему, я неотступно молю;
Жалобные звуки мольбы,
И слезные, скорбные вопли, и грустный лик свой возношу
И простираю пред Тобою, Отец Милосердия, Бог всех;
Я недостоин называться и никогда не буду именоваться
Не только сыном, но даже негодным, бессловесным наемником.
Прими меня, обремененного грехами алчущего изгнанника,
И исцели хлебом жизни своей боль мук голода моего,
[Боль] удрученного и изможденного.
Выйди навстречу мне с [присущим Тебе] Милосердием,
Ибо изначально я уповал на Тебя;
Облачи меня, заблудшего грешника, о Милосердный и Незлобивый,
В одеяния, прежде сорванные с меня;
Руке моей, позабывшей заветы, оскверненной грехами,
Поднеси по наищедрейшей воле своей
Печать и перстень отваги;
Жалкие стопы ног моих разутых,
Обувши в прочные сандалии Евангелия,
Ты всегда защищай и оберегай от змеиного яда;
Откормленного тельца – быка небесного,
Единородного Сына Твоего Благословенного,
С человеколюбием истинным принеси в жертву мне,
Мне, нуждающемуся в добре;
Он будет всегда приноситься в жертву,
Но не убудет в целости Своей.
Закалываемый вечно, беспрестанно на бессчетных жертвенниках и алтарях,
Будет целым Он во всех [творениях Своих]
И полным – в каждой их частице,
Сущностью в небесах, естеством на земле,
Неисчерпаемый, как Человек, и, как Божество, Совершенный;
Раздроблен Он будет, разделен на неделимые части,
Дабы собрать все [частицы] в Тело Единое,
Им самим, как главою, [увенчанное],
И Тебе, о Отец Милосердный, вместе с Ним Слава Вечная. Аминь!

 

 

 

Глава 48


Слово к Богу из глубин сердца


1

О Всевышний, Могучий, Безначальный,
Несотворенный и Необъятный,
Око недремлющее и всевидящее,
Родитель неизъяснимой Славы Единородного Твоего,
Оправдай пред жителями небесными и пред дольными
Милосердие, с коим принял Ты меня, отверженного;
Отпразднуй хороводами и песнями вышних
Мое возвращение к жизни, [возращение] погибшего;
Возвести словом благословения Твоего,
Что ожил я – умерший;
Объяви благость воли Твоей,
О Благословляемый всем сущим,
Стяжай себе Имя неизреченного,
А мне, злополучному, – спасение новое.
Уничтожь обвиняющее меня, грешного, письмо заемное,
Смой каплями крови любимого Сына Твоего
Смертный приговор моей душе,
Начертай кровью Христа Твоего
Уверенность в благодатном спасении,
Яви чудо благостыни Твоей на брачном пиру Твоего [Сына] родного,
Не затворяй предо мной, обращающимся к Тебе,
Завесу чертога дома жизни Твоего.
Не отделяй меня от званых на пиршество и не лишай Милостей Твоих,
Не прячь в хранилище своем скоп неправедных грехов моих,
Не запечатывай в кошеле Твоих Благостей безобразия мерзостей моих,
Не сокрывай застарелых ран грехов в порочном теле моем.
Не дозволяй смердящему гною язвин моих
Стать соучастником моей смерти,
Но уничтожь словом сострадания Твоего погибельный тлен,
Дабы, избавившись от изнурящего недуга,
Подготовился я к выздоровлению.
Найди, о Отец Милосердия, могучий пластырь для огромной язвы моей,
А от жестокой погибели [даруй] благое спасение,
Ибо я Твой, о Господи Душелюбивый,
Даже коли за один раз тьму грехов совершу,
Да не буду сочтен я вовсе греховным,
О Благодетельный Податель жизни моей,
Ибо уповаю на Твою дарящую жизнь благодать,
Поелику познание Тебя есть полная праведность,
А признание власти Твоей – корень бессмертия,
Как еще прежде написал об этом мудрец,
И еще: «Господство над всеми, – говорит, – располагает Тебя щадить всех»,
И еще: «Могущество всегда в Твоей воле».
2

Эту молитву упования Соломона я взял за образец для своей,
Ибо [поистине] нет другого большего грешника,
Который шел бы стезей, сопутной моей.
Какое-то время сын [любимый], затем ненавистный,
Какое-то время мирный посредник меж Господом и народом,
Затем причина многих междоусобных раздоров,
Какое-то время будучи законом жизни,
Он обратился затем в заемное письмо смерти,
Попрал службу Всевышнему и заставил признать имя [бога] чужого.
Без причины разлучающий,
Без нужды притесняющий,
Не ведающий голода вор,
Ропчущий баловень,
Изнеженный беглец,
Богохульствующий отступник,
Безнаказанный преступник,
В неге взращенный хулитель,
Сын, ненавидящий Отца,
Предатель заветов,
Поноситель Моисея, не помнящий благодеяний,
Мудрец заблуждающийся,
Нарушитель законов всезнающий,
Каяльщик, стыдом объятый,
Исповедник колеблющийся,
Идолопоклонник молящийся;
Обращение запоздалое,
Принятие неопределенное,
Примирение сомнительное,
Предостережение грядущим,
Спасение недостоверное,
Обретение [души], не вызывающее доверия,
Лишь часть, сохранившаяся от [царства былого].
Пленник обольщенный,
[Грешник] полуспасенный,
Самопредатель, нелюдь пресытившаяся,
Ученый, обильный заблуждениями.
В речах, изглаголанных им о себе,
Как о человеке, погубившем себя самого,
Всегда есть двойственность чувства:
Плач смешай с насмешкой,
Великое осуждение – с похвалой малой,
Язвительная издевка – с покаянием.
Словом своим он побуждает к совершенствованию [людей] разных возрастов,
А своими заблуждениями вызывает у всех на устах
Стенания скорбные и жалостные.
3

Я дивлюсь, прихожу в отчаяние, недоуменный, ошеломленный:
Коли он столько ошибался, что же со мной произойдет?
Как пал возвысившийся?
Как поколебался утвердившийся?
Как разрушилось созижденное?
Как стал чужим близкий?
Как впал в заблуждение сын избранный?
Как удалился приближенный?
Как потускнел блистающий?
Как оказался заложником свободный?
Как стал неправедным учитель?
Как умалился прославленный?
Как посрамился знаменитый?
Как сделался убогим богатый?
Как стал нечестивым благочестивый?
Как стал тщеславным тот, что распознавал [добро и зло]?
Как поддался суетности преисполненный [благостыни]?
Как порвал он союз со Всевышним?
Стыжусь сказать, что и с преисподней связался он.
Что было общего меж ним и идолами?
Отколе эта любовь к кумирам?
Почему эта склонность к запретному?
Как не вспомнил он обращенного к Саулу укора Самуила, сказавшего:
«Непокорность есть такой же грех, что и волшебство»?
Почему не вспомнил увещания отцовского:
«Ибо все идолы язычников суть истуканы бездушные и им
Подобны все слуги их»?
Моисей первым предрек,
С суровой насмешкой обвиняя [Израиль):
«Так Господь водил его, и не было с ним чужого Бога».
Где смертоносная, чудовищная статуя Фегора?
Где уродливое и бесстыдное, наипроклятое женское изваяние сидонитян?
Где неописуемая срамота этого гнусного на вид образа женского,
Коего пророки стыда
Нечестиво обожали во имя невоздержного демона зла,
Отдаваясь ему без различия и по-скотски?
Та, что [древле] уловила [нашего] праотца на погибель,
Похитила суть счастия [Соломона],
Высота [трона] победила превосходство ума,
Пленила гордыня, развратила нега,
Порабощающее серебро подчинило его себе,
Древнее оружие губительницы убило душу мужа прославленного,
Вырвав его из объятий Бога и бросив под ноги лукавого,
Беспечность умертвила его, леность усыпила,
Распутство опьянило.
О легко обманывающееся тело земнородное,
Каким плачем мне тебя оплакать!
Ибо не только к [Соломону] эти обвинения относятся,
Но ко всем, кто добровольно ошибается и заблуждается,
Поелику благодаря ему разумеем мы,
Что безрассудно хвалиться телесной мудростью,
Если [человек] не избран судом Бога.
Так что при условии этом, коли кто разумом скудный
Уповать на волю создателя станет,
Ничего из описанного не претерпит.
4

Однако Соломон оставил суровый и внушающий ужас,
Полный самоосуждающей хулы памятник обращения своего,
Как некто, кто поистине умер для любви ко всему миру и к самому себе,
Кто, коли правду [хотите] узнать, известен «суетой сует»,
А также «Книгой священников» и писанием Ахии Силомлянина,
В коих он поет, проливая слезы, о деяниях прошедшей своей [жизни]:
Тщетные старания, бесполезная работа,
Не имеющие смысла следствия, пустая беготня,
Неосновательные труды, помыслы, чуждые [истине], метания всуе,
Плоды, достойные порицания, нелепые мнения, суетный посев;
Здание, построенное на песке и [потому] развалившееся,
Имущество, подверженное порче;
Пренебрегаемые усилия, борьба с самим собой, суд над своей душой,
Пот от дел бесполезных, желания вредоносные;
Стезя погибельная, дорога ложная,
Знания пагубные, ученость обманчивая, понятия, всегда неверные;
Бесстыдно подкрашенные глаза, вид блудообразный,
Плоть, порождающая страсти;
Цвет омерзительный, краса многопечальная,
Дым с копотью, пар испаряющийся;
Товар, который легко разворовать,
Шатер, который можно разрушить;
Вопль отчаянный, насмешка беспричинная,
Поприще презираемое, пристрастие к мирскому, исход погибельный;
Мысли безбожные, речи лживые, изречения возмущающие,
Разбирательство, достойное осуждения, поиски безумные;
Видения постыдные, откровения позорные,
Нравоучения для грядущих времен;
Дела, в коих следует раскаиваться,
История гнусная, пример для нерадивых, бездна сокрытая,
Травля темная, пучина, смерть возвещающая, пропасти бездонные;
Сотоварищество с убийцами, вздор безумный, селение соплетателей козней,
Дом ветхий, строение пошатнувшееся, мост поколебленный,
Призрак неуловимый, обманщик обольщающий, предатель свирепый,
Бунт против Всевышнего.
Все суждения эти подробные, словно правила исповедания,
Посеял прежде у всех в сердцах сей Екклесиаст –
Законополагатель для обращающихся с раскаянием, –
Дабы никто из людей не похвалялся
И, будучи вооружен стрелами злословия,
Не наносил ран себе и другу,
Ибо идолопоклонник тот,
Кто, прячась под покровом [благочестия],
Являющем собою лишь личину,
Творит неугодные Создателю дела.
5

И вот [Соломона], который не столько грешил, сколько каялся,
Не осуждайте вовсе, но помяните мужа сего добром,
Как основу надежды для тех, кто припадет к стопам Господа,
Когда он сойдет с Духом и неотъемлемой Божественностью Своей,
Дабы животворить исповедующихся, кои находятся там,
О чем умершие принесли нам, живым, достоверную весть благую.
С ним вместе и я, виновный, мудрости его не достигший,
Но разделивший с ним долю грехов,
Молю Тебя, Благословенного Великого:
Добавь это мое скудное писание к мудрости блаженного,
Пусть эти нынешние мои моления сплетутся
С мольбами горько плачущего царя, дабы пышнее восславить Тебя.
Да будут мольбы мои приемлемы для Тебя
Как мольбы Избранника Твоего – Великого Сына Царского,
Коего Ты поставил в пример Единородному Своему.
Чрез причащение кровью мы вкусили Того, кто делит Славу с Тобой,
Так даруй спасение слуге Твоему, Всеведущий, Могущественный, Страшный,
Уничтожив грехи его неискупимые,
Ради приумножения Славы Твоей, о Создатель.
Памятуя благие наставления [Соломона],
Возроди вместе с помилованными и его,
Который в светозарной книге завета церкви,
Проповедуя Божественность Твою,
В сугубо лакомых и усладительных, преизящных притчах
Показал благую стезю приближения к Тебе
Чрез исповедь, о [Небесный] Отец.
Ибо слова его доказуют,
Что уж недалек он был от обретения милосердия,
Коли бы капля отчаяния не упала в пламень желаний сердца его,
Что несколько помешало ему раскаяться раньше.
6

Днесь, памятуя о неизреченных благах, к коим Ты приобщил его,
Яви милосердие Свое и вновь удостой блаженства того,
Кто много веков побиваем был камнями злословия,
Кто, проливая обильные слезы,
Залил в величайшем раскаянии пол пиршественного чертога дворца своего
И стенаниями жалобными души превзошел страдания отца.
Слезы из очей Слова Твоего,
Кое, [вочеловечившись], претерпело в себе наши страдания,
Присовокупи в своей долготерпеливой благости, слей с [его слезами],
О Милосердный!
И, приняв во Славу Единосущного Сына Твоего
Величания псалма, по ошибке полагаемого соломоновым,
Даруй ему в благости Твоей жизнь вместе с «нищими народа».
Некий мудрец доброхотный, кто сострадал Соломону,
Почитал для себя вознаграждением
Молить Тебя о нем вместе с ним, как с живым, в соучастном гласе едином, –
Что показано будет своим чередом, –
Поелику сочиненное им многодивное и пророческое повествование об убийце,
Оправдывающее Божественный [промысл],
[Доказует], что Соломон обрел милосердие [Господа],
Вот почему осуждения достойна не молитва о нем, а злословие.
7

Посему и я молю с упованием великим,
Вознося вместе с ним и свой вопль, стенаниям его подобный;
Коли, судя по [нашим] делам, нас погубишь,
Не убудет Славы Твоей, ибо справедливостью Ты ведом,
Коли же обретешь [нас], то поднимешься столько,
Сколько подобает величию Твоему,
Ибо Ты вечно Благословляем сим вторым – милосердием –
Боле, нежели староначальной суровостью.
Оборотись же, о Господи, оборотись с благоволением
к состраданию попечительному
И дарами любви, безвозмездными и щедрыми, утешь нас вечно скорбящих,
Коих сжигает такое же неисцелимое пламя страданий.
Возложи спасения длань и вновь нас возроди,
Очистив от грехов и защитив от гибели грехопадения.
Тебе, Единственному, Начальному и Безначальному,
С Начальным и с Зачинателем всех начал,
Святой Троице и Божеству Единому
Слава и власть во веки веков. Аминь!

 

 

 

Глава 49


Слово к Богу из глубин сердца


1

Днесь да не одолеют дела нечестивые
Меня – Твой Образ Владыческ


Источник: http://www.omolenko.com/audiobooks/Narekatsi.htm


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Грустные стихи о любви. Трогательные и красивые стихи про любовь - Талантливые поздравления с днем рождения

Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих Не покидай меня любовь моя стих

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ